1 - 20 декабря. Синефантом

1 - 20 декабря. Синефантом

Дата публикации: 24.10.2018 Категория: Газета Хиты: 173
21 октября - 20 ноября. Синефантом

21 октября - 20 ноября. Синефантом

Дата публикации: 24.10.2018 Категория: Газета Хиты: 9
21 сентября - 21 октября. Синефантом

21 сентября - 21 октября. Синефантом

Дата публикации: 24.09.2018 Категория: Газета Хиты: 44
21 августа - 20 сентября. Синефантом

21 августа - 20 сентября. Синефантом

Дата публикации: 29.08.2018 Категория: Газета Хиты: 234
«Синяя птица» Станиславского

«Синяя птица» Станиславского

Дата публикации: 22.02.2015
«Он долго не впускал меня, и слуга бегал от меня к нему и пропадал где-то в глубине дома. Наконец слуга...
МОАБИТСКИЕ ХРОНИКИ

МОАБИТСКИЕ ХРОНИКИ

Дата публикации: 10.02.2015
Я играю за национальную сборную под номером 8, опорный полузащитник. Сам удивляюсь − неужели меня так и объявят по стадиону:...
Тут и сказочке конец

Тут и сказочке конец

Дата публикации: 10.02.2015
Конец 2014 года ознаменовался скоропостижным завершением многотрудной экранизации фэнтези Джона Рональда Толкина, которой более десяти лет был занят Питер Джексон.
По радио, по телевидению, через интернет

По радио, по телевидению, через интернет

Дата публикации: 10.02.2015
Художник Антонина Баевер о фильме Олега Мавроматти «Няма място за новите кучета» («Дуракам здесь не место»)...
Лесная библиотека

Лесная библиотека

Дата публикации: 10.02.2015
Если вы едете на лыжах по зимнему лесу, вас вряд ли ожидают сюрпризы. Отличная морозная погода, снег на высоких раскидистых...

Подтекст поверх сюжета или несколько слов о картине «Идентификация женщины» Антониони

Дата публикации: 10.02.2015
Подтекст поверх сюжета или несколько слов о картине «Идентификация женщины» Антониони...

Мистерия тела для духа

Дата публикации: 22.01.2015
В 1986 году свой театр «Аттис» Теодорос Терзопулос открывал спектаклем «Вакханки», поставленным по одной из самых загадочных из дошедших до...

Кино по расчету

Дата публикации: 01.01.2015
Сопереживание – дело благородное, особенно в случае особенной несимпатичности реципиента. Ну вот, все же обижались на продюсеров Ларса фон Триера...

Реализм. Imago. Кастеллуччи

Дата публикации: 01.01.2015
Иисус прослезилсяИоанн 11, 37 С этого дня положили убить ЕгоИоанн 11, 53...

Безбрашье Полански. О том, как сценарист может стать мамой режиссера

Дата публикации: 01.01.2015
Пока киноведы избивают извращенца Жижека, пока эстеты скачивают бесплатное порно, а потом плюются от рейтинга IMDB-250, пока по телеку одновременно...




Дмитрий ФроловНезависимый режиссер Дмитрий Фролов родился в Ленинграде в 1966 году. В 1990 году окончил Университет Кино и Телевидения. С начала 80-х годов снимает авторское кино. Сценарист, режиссер и оператор 25 короткометражных фильмов, принимавших участие в нескольких десятках отечественных («Киношок» в Анапе, «Чистые грезы» в Санкт-Петербурге, СИНЕ ФАНТОМ ФЕСТ в Москве и др.) и зарубежных фестивалей и бьеннале (в Роттердаме, Штуттгарте, Мадриде, Гамбурге, Кельне, Дрездене, Париже, Лондоне, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Хельсинки, Тампере, Сиднее, Мехико и др.). Автор музыкальных клипов для группы «АукцЫон». В качестве оператора сотрудничает с петербургскими кинокомпаниями («СТВ» и др.).

В клубе СИНЕ ФАНТОМ Дмитрий Фролов представит три своих фильма: «Десять минут тишины». «Надъ озеромъ» и «КлоунАда».

 

«ДЕСЯТЬ МИНУТ ТИШИНЫ»

Сценарий:
ДМИТРИЙ ФРОЛОВ
Режиссер:
ДМИТРИЙ ФРОЛОВ
Формат:
35ММ, Ч/Б
Продолжительность:
10 МИН.
Производство:
РОССИЯ, 2005

Кадры из фильма «ДЕСЯТЬ МИНУТ ТИШИНЫ»

КОММЕНТАРИЙ:
Документально-экспериментальный фильм «Десять минут тишины» является киновыражением тенденций, воплощенных в живописи «Черным Квадратом» Малевича, и «4.33» Дж. Кейджа в музыке. Зрителю предлагается попытка осознать реальность, отказавшись от слуха, как основного канала восприятия. В основе фильма – история ХХ века, века мировых войн, катастроф и трагедий. Это беззвучный крик, бесшумный взрыв, молчаливая черно-белая бездна.

СКАЖИ ЗВУКУ – НЕТ!

Наталья Легкова

Экспериментальное кино – это продукт свободного и
независимого творчества, утверждающего свою
самостоятельность по отношению к коммерческим
структурам. Оно создает свою собственную
кинематографическую реальность и отражает
актуальное состояние киноискусства в целом.
Работы этого жанра демонстрируют субъективный
подход к изображению и звуку.

В. Экштайн

Западная цивилизация - мертва. Ее культура исчерпана, силы на исходе. Она - плотоядно пожирает собственных детей, толкая их на поиск все новых и новых развлечений. Музыка перестала быть музыкой, выродившись в монотонный шум, сопровождающий современного человека целыми днями, без которого уже невозможно представить ни завтрака, ни секса. Даже в общественные туалеты проникают шумы цивилизации. Навязчивые примитивные ритмы, скрещиваясь со звуком сливающейся воды, рождают чудовищную какофонию, которая, увы, и есть квинтэссенция нынешних культуры и искусства. Ты движешься по жизни, сладострастно извиваясь в такт с мерзостью, которую слышишь. Знаешь ли ты, КАК ТЫ ПРИ ЭТОМ ВЫГЛЯДИШЬ?

Этот зомбирующий фон выключается лишь там, где речь идет о святая святых этого мира - о деньгах. Но и на деловых переговорах, и на политических шабашах, при отключенных приемниках и плейерах, люди продолжают сотрясать воздух речами. Запад - убил тишину! И отравил сам себя величайшей ложью - пустым, бессмысленным, животным звуком, способным девальвировать любое проявление жизни, прибив к нему некий ярлык, который ты по привычке называешь «слово». Люди готовы отдать последнее за наркотик, что льется из наушников и лживых уст. Слова обесценились, став слишком многозначными и слишком утилитарными. Мы поголовно лжем, питаемся ложью и производим ложь. Как только вечера у рояля были вытеснены танцульками под граммофон, эта цивилизация была обречена.

Когда Малевич выявил отсутствие образа, как такового, в современном сознании, создав «Черный квадрат», еще был жив Великий Немой. Звук убил и кино тоже, сделав его не новым пространством, которое предстояло исследовать многим поколениям Творцов, но пищей, готовой к употреблению толпами обывателей, жаждущих жалкий историй, мучительно чувствующих собственную пустоту. И заполнять эту пропасть призвали звуковое кино, работники которого, подобно Данаидам, льют воду в бездонную бочку. Сегодня этот род искусства - на последнем издыхании, а станок, печатающий одинаковые фильмы на потребу гудящей публике, работает все интенсивнее. Телевидение стало властителем дум, звуча круглыми сутками. Миллионы радиостанций оболванивают человека день за днем. Мы скоро превратимся в покорно жующих поп-корн биороботов, если не замолчим хотя бы на 10 минут. Потому что только в полной тишине можно, наконец, УВИДЕТЬ мир, в который ты попал, во всем его жалком величии и невиданной простоте.

Выключи звук у своего телевизора, и ты увидишь истинное лицо того, кто лжет тебе с экрана. Надень наушники, не включая плейер, и пройдись по городу, - тебе откроется его подлинная жизнь, не имеющая ничего общего с той сладкой сказкой, в которую ты давно привык верить. Заткни уши, только так ты сможешь понять, что смотришь в кинотеатре - жалкую силиконовую подделку, или что-то живое. И у тебя будет лишь один союзник - молчаливое зеркало. Потому что стоит тебе произнести вслух хоть слово, жизнь покинет тебя - до следующей паузы.

 

«Десять минут тишины» - зеркало ХХ века, зеркало современной цивилизации, зеркало нашего времени. Отключить звук - так же просто, как нарисовать «Черный квадрат», неизбежно возникающий при проекции пленки на экран. И так же, как черный цвет поглощающий все цвета, самодостаточный и неумолимый, стал символом новой эпохи в живописи, так странная и страшная тишина, сопровождающая фильм, чуть опережает время, предвещая принципиально новый виток в развитии кинематографа.

 

Великий Немой возвращается, чтобы занять трон, узурпированный бастардом, приглянувшимся лукавой черни. Замолчи, отключи технику - тогда, возможно, и ты услышишь в тишине его тяжелые шаги Властелина.

МОЛЧАНИЕ ВИЗУАЛЬНОГО ЗЛА

Сергей Сальников

фрагменты выступления на фестивале «Чистые грёзы»-2004

Фильм «Десять минут тишины» – это революционно как минимум. Для кинематографа России, это уж – точно. Многие зрители сейчас подумали, что, находясь в зале, они слушают 10 минут тишины, на самом же деле, им была представлена визуализированная тишина. Подобное в 60-е годы сделал Джон Кейдж, написав композицию «4:33»: при полном собрании зала в консерватории, при идеальном параде всех музыкантов, собравшихся на сцене, люди в течение 4 минут 33 секунд слышали тишину. И это был переворот в искусстве ХХ века. То же самое в области кино нам только что продемонстрировал Фролов в своем фильме «10 минут тишины». Мы их видели, эти 10 минут тишины!

[...]

Кино – это визуальный вид искусства, где слова и музыка играют подчиненную роль, и лучше б они ее вообще не играли. Самые лучшие фильмы – немые, потому что они дают возможность кинематографу существовать в незамутненном, совершено очищенном виде. Что нам Фролов и продемонстрировал: чистое визуальное молчание. Ведь не только звукового мусора вокруг достаточно, но и визуально полно. Много ли лиц, смотря на которые, мы получаем удовольствие? Большинство из них отвратительны, потому что это лживые люди. Беспокойство, психопатия человеческих лиц – это то, что нас от них отталкивает. На самом деле мы большинство этих лиц видеть не хотим. Уродливы физиономии городов. Сколько всего уродливого, и все это – звучащее изображение фальши и деструкции.

То, что нам показал Фролов – это молчание зла визуального, молчание фальши визуальной, и – молчание злобы и нервозности окружающего нас визуального психдома. В данном случае автор отвергает фальшь, пропитывающую все, что есть в кино, в театре, на телевидении, которые не отражают окружающей действительности, а старательно имитируют некую несуществующую реальность.

«НАДЪ ОЗЕРОМЪ»

Сценарий:
ДМИТРИЙ ФРОЛОВ
Режиссер:
ДМИТРИЙ ФРОЛОВ
Оператор:
ДМИТРИЙ ФРОЛОВ
Композитор:
СЕРГЕЙ ОСКОЛКОВ
В ролях:
ПЁТР КРЕМИС
РОМИЛ РАЧЕВ
НАТАЛЬЯ СУРКОВА
Формат:
35ММ, Ч/Б
Продолжительность:
10 МИН
Производство:
РОССИЯ, 2000

Кадры из фильма «НАДЪ ОЗЕРОМЪ»

КОММЕНТАРИЙ:
Фильм «Надъ озеромъ» посвящен творчеству Александра Блока. Главная особенность картины заключается в том, что она является не стилизацией, но реконструкцией методов современного поэту кинематографа. Совмещая техническое погружение в эпоху с полным отказом от стереотипов восприятия эстетики «Серебряного века», Дмитрий Фролов создал совершенно оригинальное и самостоятельное произведение.

Специально для этой картины петербургский композитор Сергей Осколков написал пьесу для фортепиано. В клубе СИНЕ ФАНТОМ она прозвучит в исполнении автора.

КИНО, ОТРАЖЕННОЕ В ОЗЕРЕ

Борис Евсеев

Слухи о смерти кинематографа, к сожалению, подтверждаются. И его разразившееся столетие, навевающее невеселые мысли о безнадежной старости некогда задиристого и многообещающего юнца, принуждает людей серьезных задуматься о возможных способах реанимации заслуженного ветерана.

Режиссер Дмитрий Фролов тоже не избежал поисков эликсира молодости. Фильм его называется «Надъ озеромъ» и апеллирует, прежде всего, к интуитивно-поэтическому чутью зрителя. Поиски эликсиров молодости, разумеется, суть дело извечное, и ничего героического или предосудительного они в себе не таят, – лишь бы не обратились искомые невзначай эликсирами Сатаны. Но Фролов, кажется, избегает последнего. Во-первых, он берется, собственно, за экранизацию одного из великолепнейших по звучанию стихотворений Александра Блока. Это уже в какой-то степени способно спасти автора от скатывания к пошлости и эпатажу, коль вдруг появилось бы у него такое желание. Если же некий трагикомический эпатаж в фильме и сквозит то там , то здесь, в ветхом саване черно-белого изображения, то это элемент вполне оправданный и не чуждый исходному материалу. Не многие деятели т.н. «параллельного кино» относятся с таким трепетом и благоговением к классике, – будь то классика музыкальная, поэтическая или классика кино, – как относится к ней Фролов! Это несомненное фундаментальное условие делает его фильм, прежде всего, актом благородства, а благородство – всегда редкость. Так что фильм Фролова, разумеется, заслуживает внимания – как всякая по-своему замечательная редкость.

Режиссер Дмитрий Фролов, известный до сих пор лишь довольно узкому кругу ценителей, имеет репутацию человека, могущего произвести нечто эстетически ценное при минимальных материальных затратах и в пределах сравнительно небольшого трехмерного пространства. Эту свою редкую, опять же, способность он великолепно демонстрирует в фильме «Надъ озеромъ». Фильм этот суть сплав фарса, самопародии, несладкого юмора и, что самое привлекательное, двух разных ипостасей: Тени и Отражения. Трудно отыскать среди современных короткометражных лент фильм, так удачно совместивший сценарий по стихотворению Блока, подразумевающий пиршество Отражения, и теневую сущность кинематографа вообще. Актерская игра, в соответствии с важностью двух этих отправных микрокосмов, получает космически нелепое воплощение: актеры, как лишние куклы, потерявшие кукловода, пытаются исполнить раз и навсегда вызубренные роли и так и застывают на беспощадно плоскостном экране, точно оса, бьющаяся в стекло... Фролов не допускает в этот идеально «киношный» мир ничего залетного из театра, – этого нареченного папаши всякой кинопостановки. Он безжалостно пресекает любые попытки персонажей ожить, воплотится, обрести черты маломальской реальности. Только одна роль отведена им – жалкое существование в образе полупрозрачных призраков, фантомов воображения «одинокого поэта», сидящего на берегу под пронизывающим беззвучным ветром. Но что такое призрак, если не тень рассудка, не своеобразное кино человеческого сознания. Мы говорим, что во сне мы словно участвуем в некоем загадочном и пугающим своей непредсказуемостью фильме. И если это так, то фильм Дмитрия Фролова экранизирует сон о кинематографе, и для пущего эффекта заставляет этот сон отразиться в озере: озере совершенно, до буквальности (в фильме «играет» именно то самое озеро!) блоковском.

Чистое кино или чистая поэзия не устраивает автора фильма – все это старо, все это ветхо и больно; он ищет мира без точек соприкосновения с реальностью и находит свой мир в мифе, в мифе поэтическом, уже в достаточной степени разработанном, и в мифе кинематографическом, разработанном не менее, но с меньшей дотошностью. Что может быть бессмертнее мифа? Разве только миф о мифе. И вот Фролов, превозмогая груз банальностей, решается на невиданный эксперимент: техническая сторона дела уступает место интуиции, театральная – спонтанности, и все это в строгих рамках режиссерского диктата. И является нечто новое... Представьте себе оживленную силой разума тень, скользящую по изменчивой поверхности кривого матового зеркала, и вы получите приблизительное представление об этой киноленте. Есть много авторов, отдающих дань метафизике, но ни одного, кто бы так естественно изобразил на экране ощущение от метафизики. Это не первоначальный импрессионизм и не обдуманная экспрессия. Это впечатление от экспрессии мысли и образа, беглый набросок нескольких переплетающихся сюжетов, которые, не выдержав теневого существования, один за другим возвращаются туда, где им и место – в мутные темные воды кинематографического Стикса.

Возможно, автор не избежал каких-то мелких, ничтожных до безумия огрех. Но суть эксперимента, – эксперимента почти научного, а оттого дистиллированного, даже кристального, в отличие от всякого киношаманства последних лет, – оправдывает, пожалуй, и более серьезные ошибки. Призыв Фролова, преобразованный в соответствующую знаковую систему, в общем сводится к следующему: забудь как – и снимай. Сначала это может показаться парадоксальной шуткой: ну, как же так – забудь ноты и играй музыку? Да, говорит Фролов, тысячу раз «да», если чувствуешь, что техника постепенно подтачивает твои творческие силы! Нет, режиссер Дмитрий Фролов не анархист... Он отказывается от техники не для того, чтобы что-то этим нарочито «сказать», – он отказывается от старой техники, дабы приобрести новую. В этом и заключается секрет его успеха, а также секрет успеха вдохновивших его великих изобретателей, сто с лишним лет назад создавших нечто, волнующее нас до сих пор. Люмьеры были скорее учеными, нежели поэтами, но они сумели, похоже, сами того не желая, внести поэзию в техническое изобретение. За минувшие сто лет стало привычным использовать технику для достижения целей художественных. Фролов же предлагает вернуть вещам их старый строй: одухотворить технику, а не технократизировать поэзию. Пожалуй, – не лишнее сейчас дело...

Не часто фильм, посвященный знаменательной дате, сам становится вехой в развитии кинематографической мысли. Не буду лишать возможных зрителей удовольствия просмотреть этот фильм самим, рассказывая все перипетии его извилистого сюжета. Посоветую лишь не пропустить это редчайшее явление. Итак – «Надъ озеромъ», режиссер Дмитрий Фролов. Заранее завидую.

«КЛОУНАДА»

Сценарий:
ДМИТРИЙ ФРОЛОВ
Режиссер:
ДМИТРИЙ ФРОЛОВ
Операторы:
ДМИТРИЙ ФРОЛОВ
МАРК НАХАМКИН
Художник:
ДМИТРИЙ ФРОЛОВ
В ролях:
ДМИТРИЙ ШИБАНОВ
НАТАЛЬЯ СУРКОВА
МАРК НАХАМКИН
ВИКТОРИЯ ЗЛОТНИКОВА
ЕВГЕНИЙ СУХАНЕНКОВ
Формат:
16 ММ, BETACAM SP, ЦВЕТ, Ч/Б.
Продолжительность:
53 МИН.
Производство:
РОССИЯ, 1989-2005

Кадры из фильма «КЛОУНАДА»

КОММЕНТАРИЙ:
Фильм «КлоунАда» посвящен гению Даниила Хармса, 100-летие со дня рождения которого мы отмечаем в этом году. Сценарий базируется на различные произведениях Хармса: «Помеха», «Победа Мышина», «Случаи» и др.

Пытаясь воссоздать реалии 30-х годов, на которое пришелся расцвет творчества Хармса, режиссер воспроизводит манеру съемок, актерской игры того времени и вводит в картину «состаренный» звук. Тем самым ему удается добиться максимальной достоверности звучания авторского теста и помочь зрителю погрузиться в атмосферу, в которой жил и творил классика абсурда. Это мир иллюзий, намеков и ассоциаций, отражающий поток сознания творца, живущего в эпоху молчания.

В ОЖИДАНИИ СВОЕГО ЧАСА

Андрей Александров

История создания фильма «КлоунАда»

У каждого фильма – своя судьба. И подчас она бывает очень непростой, причудливой, даже мистической, настолько, что кажется, произведение живет собственной, отдельной от создателей, жизнью.

На первый взгляд все просто и гладко: независимый режиссер Дмитрий Фролов захотел сделать фильм, и сделал, а теперь – представляет его на суд жюри и зрителей . На самом деле материал был отснят, страшно сказать, – 15 лет назад.

1989 год. Страна взахлеб читает авторов, чьи произведения прежде были под запретом. Молодежь слегка помешалась от обилия имен и…открывшихся вдруг возможностей творить. Режиссер, 22-х лет от роду, актеры – еще моложе. Казалось бы, идея экранизировать Хармса (ох, сколько в те годы было таких попыток, и – где теперь те фильмы?) должна была с треском провалиться. Ведь ни жизненного багажа, ни опыта работы, – еще не было. Что может получиться у компании желторотых юнцов, многие из которых еще осаждают год за годом приемные комиссии театральных ВУЗов? Получился – фильм, наполненный энергиями молодости и дерзновения, сметающими все на своем пути. Упругая, звенящая работа, в которой слились литературное хулиганство Хармса и кинематографическое – Фролова и его друзей. За несколько месяцев – фильм был снят и смонтирован. На старый бобинник записали голоса актеров, и…оказались в тупике. Судьба первой редакции «Клоунады» оказалась незавидной: несколько квартирных просмотров для узкого круга, показ на творческом вечере, посвященном 25-летию режиссера, в ДК им. Горького, и – все. Мир вокруг менялся на глазах. Времена, когда любая попытка самовыражения вызывала интерес, будучи криком из подполья, уходили в прошлое. Новорожденный рынок, тем не менее, тут же предъявил свои требования. А для того, чтобы посмотреть фильм со звуком, по-прежнему требовалось включить магнитофон. На профессиональное озвучание у создателей просто не было денег. Все мы прекрасно помним опустевшие в те годы коридоры крупнейших киностудий страны. Что уж говорить о молодых авторах, стремящихся к свободному, независимому от воли спонсоров, творчеству? Им пришлось отложить масштабные замыслы, заняться малыми формами, или – покинуть профессию на время, либо навсегда.

Через несколько лет ситуация сдвинулась с мертвой точки. Страна медленно оправлялась от потрясений. Фролову удалось, с интервалом в несколько лет, перемонтировать и озвучить свое любимое, но по-прежнему никому не нужное, детище. Тогда казалось, что фильм – обречен. Экраны заполоняли первые российские сериалы, подделки под Голливуд, да дешевые комедии отечественного производства. Кино элитарное, интеллектуальное, экспериментальное, все еще оставалось невостребованным. Крупнейшие фестивали мира с удовольствием включали в свои программы другие фильмы Фролова, а «Клоунада» все еще лежала на полке. Картина нуждалась в мелких переделках, на которые все так же не было денег.

Но тем временем менялся зритель. Если первые показы «Клоунады» вызывали скорее шок, нежели потребность в здравом, взвешенном анализе, то в настоящее время ситуация кардинально изменилась. Мода на Хармса прошла, но литература абсурда, не являясь откровением, тем не менее, продолжает иметь колоссальное влияние на сегодняшнее искусство. После «Догвилля» и «Убить Билла», восторженно принятых и пережитых отечественным зрителем, операторские и режиссерские изыски Дмитрия Фролова, не утратив оригинальности, стали более доступны для понимания широкой публики.

Эротикой нынче никого не удивишь и не шокируешь. А ведь интимная сцена в «Клоунаде» была одной из первых в отечественном кино (чуть раньше был снят нашумевший фильм «Маленькая Вера»). В сентябре 1989, когда состоялся первый показ «Клоунады» для друзей, этот момент произвел эффект разорвавшейся бомбы. А между тем эротическая сцена у Фролова – удивительно чиста. Герои Натальи Сурковой и Дмитрия Шибанова своим взаимодействием могут смутить разве что пятилетнего ребенка.

Что касается собственно языка фильма, то и он – со временем приобрел совершенно иной смысл для зрителя. Публика постепенно привыкла к мере условности, иной, нежели в прошлом веке, поэтический кинематограф перестал быть интеллектуальной пищей для узкой прослойки интеллектуальных эстетов.

Конец 80-х был временем разоблачений. Мы узнавали о преступлениях сталинского режима, о судьбах его жертв, содрогаясь от ужаса. Молодежь впервые слышала и читала об этом. Интерес к теме был огромен. Потом это приелось, надоело, перестало волновать массы. Сегодня отечественный кинематограф вновь обратился к прошлому веку Российской истории. Один за другим на экраны выходят картины, время действия которых – 30-40-е годы ХХ столетия. А ведь это – время жизни и творчества главного героя «Клоунады», клоуна Ада, Даниила Хармса, чей 100-летний юбилей не за горами. И создатели картины стремились не только экранизировать произведения этого человека, но и погрузить зрителя в атмосферу тех лет. Удивителен эксперимент со звуком, на который пошли авторы и актеры: вместо более принятой нынче «бытовой», разговорной, манеры речи, мы слышим – речевую культуру радиопостановок тех лет. Звук чуть затерт (ненарочито), словно воспроизводится старая-старая запись.

Юность лиц на экране – тоже вносит свою лепту в создание обаяния этого фильма. Да, искусство – условно, и мастерство приходит с годами. Но ведь Хармс прожил всего 36 лет, и в расцвете творческих сил был немногим старше, чем те, кто снимался в «Клоунаде». Никого не спрашивая, талантливая молодость прошибает лбом стены стереотипов, режимов, непонимания, неприятия, интуитивно прорываясь подчас к тем высотам, что штурмуются десятилетиями изнурительного труда.

Радостно, что фильм, наконец, выходит к зрителю. Как сложится его дальнейшая жизнь – неведомо. Очень уж непросто все сейчас на кинорынке. Дай Бог ему оказаться в нужном месте в нужное время. Слишком долго он ждал своего часа, чтобы оказаться незамеченным.

Кадры из фильма «КЛОУНАДА»

БЕЗУМСТВУ ХРАБРЫХ…

Игнат Бобчук

Фрагменты статьи «ЛИТЕРАТУРА И КИНО. ПРОБЛЕМЫ ЭКРАНИЗАЦИИ»

Экранизация литературного произведения – штука неблагодарная, сложная и далеко не у всех получающаяся. Сколько уж раз маститые сценаристы и режиссёры объясняли, вдогонку возмущённой публике, что целиком перенести книгу на экран просто невозможно, гораздо невозможнее, чем садовнику-дилетанту пересадить розовый куст на другую клумбу. Они, конечно же, правы, ведь даже известные романы Яна Флеминга требуют значительной сценарной обработки. Экранизация же лирики или многоуровневой сложной прозы и вовсе спорна, а подчас и не имеет ничего общего с взятым за основу литературным источником. Есть авторы, произведения которых не поддаются экранизации вообще, несмотря на кажущуюся с первого взгляда простоту и логичность повествования. «Ах, это же почти готовый сценарий!» – радуется кинорежиссёр. Ан – нет...

Так называемое «параллельное», оно же «низкобюджетное» и много ещё какое, кино сложной работы, обычно, избегает. Как и везде, бывают приятные исключения, лишь подтверждающие общее правило. Конечно, случаются у режиссёров-самодельщиков и экранизации, но по большей части всё ограничивается или смакованием дурно исполненных подробностей убиения Раскольниковым старушки, или же «закручивается» нечто ни на что не похожее, интерпретируемое впоследствии в зависимости от конъюнктуры и похмельного самочувствия «творца».

Произведения Даниила Ивановича Ювачёва, ставшего известным под псевдонимом Даниил Хармс, не переносились на экран, за редчайшими робкими попытками, никогда. Кто читал – поймёт почему. Многие и многие литературные последователи пытались хотя бы приблизиться к тому, что он делал, но это никому не удалось даже на бумаге. Про киноэкран и говорить нечего. Все поняли, что – нельзя. И всё. А тут…

Фильм «Клоунада» (в другой интерпретации, обыгранной в титрах, – «Клоун Ада»). Режиссёр – Дмитрий Фролов.

Честно говоря, сначала кажется, что всё это – пошлая шутка. Город Санкт-Петербург, как известно, славен своими сумасшедшими. Опять же, «безумству храбрых»… Зная, что «низкобюджетник» вознамерился что-либо экранизировать, поневоле ждёшь глупого абсурда. Да узнаёшь вдобавок, что несчастная жертва этой экранизации – Хармс, о творчестве которого до сих пор спорят: не ясно, как трактовать. Диагноз готов… Но Дмитрий Фролов, как выяснилось, – отнюдь не безумец. «Клоунада» сделала чёткий шаг вперёд из шеренги «параллельных» фильмов. Прежде всего, был найден верный ход: старое доброе зеркало. Приём этот верен потому, что хармсовскую словесную чехарду на киноплёнку перенести нельзя. Но чехарда эта абсурдна лишь на первый взгляд. Когда словесная «скорлупа» слетает, понимаешь, что под ней – всё чётко и логично. Абсурда – не больше и не меньше, чем в жизни. А в «Клоунаде» – всё, как в жизни: чётко и логично. А только потом понимаешь, до чего же всё, чёрт возьми, абсурдно!

Не хотелось бы скатываться в банальную мистику наподобие той, что окутывает истории о некоторых экранизациях. Но факт есть факт. О судьбе актёров (действительно, на этот раз, актёров, а не тех живых манекенов из отечественной "параллельщины"), занятых в фильме, можно было бы написать неплохой мелодраматический триллер. Иных, кстати, уж нет...

«Клоунада» – почти ребус, кроссворд. Не сразу поймёшь, что взято у автора (многое, кстати, перенесено на экран с точностью до запятой), что «смикшировано» из обрывков текста, а что и просто придумано, но придумано так, что этого не замечаешь, ведь самое главное – сам дух хармсовской литературы – «пересажен» без повреждения корней.

Фильм до того цельный, что впечатление не портит даже на первый взгляд неуместная эротическая сцена, «досказанная» режиссёром в конце одной из историй. Сцена откровенно шокирующая, но осмелюсь сказать, что она здесь «в тему», ибо не будь её, мы окончательно поверили бы в то, что «смотрим Хармса», а не замечательный фильм Дмитрия Фролова «Клоунада». Хотя, если разобраться, у Хармса тоже есть шокирующие стихи…

ИСТОЧНИК ВДОХНОВЕНИЯ ДМИТРИЯ ФРОЛОВА

«Теперь для кино настало время обрести свое настоящее лицо, найти собственные средства впечатляемости, и свой, действительно свой язык. «Открыть» грядущую кинематографию никто не в силах, и мы сейчас тоже не обещаем этого сделать. За людей это сделает время.

Но экспериментировать, искать пути к новому кино и утверждать какие-то новые художественные ступени – долг каждого честного кинематографиста. И мы это делаем.

Нам не важен сюжет, нам важна «атмосфера» взятого нами материала – темы. Отдельные элементы фильма могут быть никак не связаны между собой в сюжетно-смысловом отношении, они могут быть антиподами по своему характеру. Дело, повторяем, не в этом. Вся суть в той «атмосфере», которая свойственна данному материалу – теме. Вскрыть эту атмосферу – наша первая забота. Как мы разрешаем данную задачу – легче всего понять, увидев фильм на экране.»

Из манифеста ОБЭРИУ

Все опубликованные материалы взяты
с авторского сайта Дмитрия Фролова
и сайта фильма «КлоунАда»

Сине Фантом в городе


  • cdkino

  • clumba

  • dom12

  • eizenstein

  • ermitage

  • fakel

  • falanster

  • fitil

  • illuzion

  • jean

  • jewish

  • kinote

  • mamm

  • market

  • mart

  • masterskaya

  • mdm

  • muzeon

  • ncca

  • noor

  • people

  • pioner

  • polymus

  • praktika

  • shr

  • solyanka

  • stanislav

  • sup

  • word-shop

  • znn