13 Март

«Человек созидающий». Интервью с Машей Годованной

В рамках недавно прошедшего 34го Московского Кинофестиваля в программе «Новое поколение» Сине Фантом были показаны фильмы студентов мастерской «Кино и видео» (СПбГУ). Об уходящей тактильности, вреде самолюбования и о методиках обучения на Факультете Свободных Искусств и Наук мы побеседовали с преподавателем практических курсов, кино- и видео-режиссером Машей Годованной.

С.Ф.: Было бы интересно начать с истоков, с Вашего обучения. Расскажите, пожалуйста, о методиках преподавания в Brooklyn College, насколько они повлияли на Вас, и используете ли Вы какие-то элементы программ обучения колледжа в работе со своими студентами?

Маша Годованная: Полностью скопировала. (Смеется.) Но если серьёзно, то я использую разные элементы в своём преподавании – как традиционные, так и собственные «педагогические находки». Программа обучения в Brooklyn College была поступательной. Сначала, как положено, теория, прослушивание неких вступительных курсов, чтобы понять, что вообще интересно. Когда учились, мы снимали на плёнку формата «Супер 8», и я навсегда запомнила слова моего педагога Вирджинии Брукс, которая сказала: «Если вы справитесь с «Супер 8», и в вас не умрет желание делать кино, значит и «16мм», и «35мм» будут для вас праздником». И с «Супер 8» было безумно интересно и весело работать, с этой маленькой пленочкой, на которой ничего не видишь. А параллельно я занималась программированием, как было принято в эмигрантской среде. И убегать в темную монтажку к развешенным бобинкам плёнки от цифр и алгоритмов было настоящим спасением. Во всем процессе обучения по кино мне с самого начала нравилось то, что ты делаешь все сам. Было, конечно, кинематографическое разделение: оператор, режиссер, звукооператор. Но я заметила, что отношение к материалу сильно менялось, если кто-то появлялся между мной и кадрами, если, например, был оператор. Свой самый первый 16-миллиметровый фильм я из-за этого полностью пересняла, несмотря на то, что денег нам не давали, мы все делали на свои собственные средства. Как раз на этом фильме я почувствовала, что препятствие между мной и материалом может быть невыносимым, что мне нужен свой отпечаток, свой глаз, на кадрах. Поэтому я предпочитаю снимать всё сама и элемент самодостаточности и полного технического знания и умения в процессе создания работ для меня был и остаётся очень важным Собственно, это я и пытаюсь привить студентам.

С.Ф.: А на пленочку снимаете?

Маша Годованная: Один из моих курсов называется «Кино и видео», мы снимаем на негативную чёрно-белую 16мм плёнку, студенты сами её проявляют, а потом переводят на видео с помощью кинопроектора. И просмотры у нас превращаются в такой люмьеровский показ: при каком-то всполохе, непроявленном куске, заляпанном кадре, раздаются восхищённые возгласы: «Боже мой, какая красота!» То есть, для ребят, возможно, эта уходящая тактильность материала является важным аспектом в понимании кино. Видео, все-таки, создает слишком большую дистанцию в прочувствовании материала. Если говорить о других учебных заведениях, то там происходит абсолютно четкое разделение на сценаристов, режиссеров, операторов, художников, осветителей. При таком «капиталистическом» разделении труда режиссер, за редким исключением, может сам что-то снять и смонтировать.

С.Ф.: Да, но это вопрос о дистанции к материалу, насколько она нужна, всегда ли.

Маша Годованная: Дистанция, на мой взгляд, должна появляться особенно в тот момент, когда ты отсматриваешь материал. И ты должен – это моя установка – родить в себе монтажера, который не имеет эмоциональной привязанности к кадрам. И я, конечно же, настаиваю, чтобы мои студенты воспитывали в себе это качество. Ведь, если кадр не работает, неважно, сколько времени ты на него потратил во время съёмок, ты должен его отрезать и выбросить. Самолюбование – это самое страшное в кино, на мой взгляд. Нет, оно допустимо, но только если оно функционально. Дистанция воспитывается усилием и комплексно. То есть, в тебе одновременно должен жить зритель, рыдающий над кадрами «Титаника», критик, анализирующий свою внутреннюю реакцию и структуру фильма и еще профессионал, понимающий как эта работа сделана. «Человек создающий» обязан включать в себя эти элементы. Именно «человек создающий», потому что «режиссер» – плохое слово. То, чем мы занимаемся — это не совсем режиссура. В английском языке давно решена эта дилемма: есть словосочетание «film director», и это объясняет определённый способ кино-производства, в основном традиционный – с бюджетом, со съёмочной группой, актёрами и т.п., а есть «filmmaker» или «film artist", и это зачастую отсылает к старинной панковской идеи "DIY" ("do-it-yourself") – «сделай сам». В русском эквивалента этим словам нет. Но если вернуться к разговору об образовании, то настоящей школой для меня была работа в «Anthology Film Archives». Когда я попала в эту среду, мне пришлось «отучиваться» от полученных в Brooklyn College знаний для того, чтобы приобрести ту легкость, непосредственность и даже, может быть, безалаберность, с которой снимали в «Антологии».
Я пришла в архив в 98-м году и начала работать как волонтёр, помогая с разными проектами. Это позволяло мне ходить бесплатно на все показы Антологии и иногда в другие кинотеатры Нью-Йорка. В 70х годах, Jonas Mekas, P. Adams Sitney, Peter Kubelka, James Broughton и Ken Kelman собрали коллекцию фильмов «Essential Cinema». Как это перевести? Не основное, а... глубинное кино, то есть то, что каждый должен посмотреть. Коллекция представляла собой более ста программ, включающих в себя кино-классику, авангард 20-30х годов и работы американских кино-художников, в основном, мужчин, за это их обвиняли... ну, неважно. Фильмы показывались в алфавитном порядке и первый фильм, который я увидела, был фильм «Eaux d'artifice» («Фонтаны», «Artificial waters») Кеннета Энгера (Kenneth Anger). Во время показа, я испытала то чувство, которое называют катарсисом. С этого началось моё серьёзное увлечение экспериментальным кино. «Антология» на самом деле функционировала не только как архив и кинотеатр, она была таким местом, куда мог прийти абсолютно любой человек и показать свое кино. Там играли джаз, выпивали, смотрели и делали кино... Безумная такая киновакханалия.

С.Ф.: А что же происходит сегодня в Смольном?

Маша Годованная: Смольный (он теперь официально называется Факультет Свободных искусств и наук) – это междисциплинарная образовательная программа, объединяющая несколько направлений – от литературы и кино до когнитивных наук и сложных систем. У нас на программе «Кино/видео» преподают Анжелика Артюх, Олеся Туркина, Виктор Мазин, Нина Савченкова и другие. И получается, в общем-то, что к кино подходят с разных сторон: с киноведческой, искусствоведческой, психоаналитической, философской. И это важно, т.к. изначально формируется междисциплинарность внутри кино и не существует единого кода прочтения кинопроизведения.

С.Ф.: А когда заканчивается период обучения, чувствуют ли себя вчерашние студенты вписанными в какой-либо контекст? Куда они попадают, в какую среду?

Маша Годованная: У нас была одна студентка, Настя Царькова, она сказала: «Я хочу снимать кино с Гаспаром Ноэ» и поступила в кино-магистратуру в Париже. Она – талантливый человек и в практике, и в теории, поэтому будем ждать... Другие выпускники работают в разных сферах, связанных с кино и не очень, но насколько мне известно, в их профессиональной деятельности всегда есть место творчеству и критическому мышлению. А именно этому мы и учим в Смольном.
Программа факультета построена по принципу либерального образования, когда студент изначально не выбирает себе профессию при поступлении, а постепенно расширяет свой кругозор и осознанно формирует сферу своих интересов: для начала, он или она два года слушает общеобразовательные курсы, начиная от философии и заканчивая когнитивными исследованиями, и только к концу второго года проходит модерацию по выбранной программе концентрации. И следующие два года посвящены изучение уже узкой специальности.
Сначала Смольный Институт был совместной программой Санкт-Петербургского Университета и американского Bard College, а теперь мы являемся отдельным факультетом и продолжаем сотрудничество с нашими иностранными партнёрами.

С.Ф.: А сколько человек у Вас в группе?

Маша Годованная: На нашей программе учится человек пятнадцать. Есть еще спецкурсы, на которых, может быть, человек по семь. Например, на курсе «Кино и права человека» у нас пять человек. В рамках этого курса есть несколько тем, на которые мы беседуем и просим студентов делать работы. Например, права женщин, этнические конфликты.

С.Ф.: То есть это такая социальная база?

Маша Годованная: Да. Например, наше предыдущее занятие было посвящено праворадикальным движениям. Студенты должны были приготовить выступление о репрезентации праворадикальных идей в кино и использовании видео-технологий в этой среде.
беседовала Виктория Чупахина

Годованная Мария Викторовна - магистр кино и видео, Бард Колледж (Нью-Йорк, США, 2011). Режиссер, «выращенный» в лучших традициях Нью-Йоркского андеграунда легендарным Йонасом Мекасом. Создатель ряда экспериментальных фильмов, представленных на международных фестивалях: London Film Festival (Великобритания); Collectif Jeune Cinema (Париж, Франция); Glaway Film Festival (Ирландия); Evolution Film Festival (Люмен, Англия); Center Georges Pompidou (Париж, Франция); International Film Festival Rotterdam (Роттердам Нидерланды); International Short Film Festival Oberhausen (Оберхаузен, Германия) и других. Независимый куратор кино- и видеопроектов: специальные программы для Anthology Film Archives (Нью-Йорк, США); Independent Film Show (Неаполь, Италия); Centro Cultural Banco do Brazil (Сан-Пауло, Бразилия); Avanto Film Festival (Хельсинки, Финляндия); Московского Международного Кинофестиваля. В 1995 году переехала в Нью-Йорк, где получила степень бакалавра в Brooklyn College. В студенческие годы начала работать в Anthology Film Archives — самом известном независимом кинотеатре и киноархиве США, специализирующемся на экспериментальном кино. Это сотрудничество сыграло ключевую роль в становлении ее как режиссера и куратора. С 1999 года и по сей день Маша Годованная собирает коллекцию современного русского экспериментального кино, из которой она сформировала ряд запоминающихся программ для многочисленных международных кинофестивалей. В настоящее время преподает в Смольном Институте Свободных Искусств и Наук (профиль подготовки - «Зрелищные искусства»).

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица