13 Март

Режим неограниченной функциональности

Фильм «Режим ограниченной функциональности» был показан в основной программе фестиваля «Новое поколение Сине Фантом» в рамках показов клуба Сине Фантом на 34-м Московском Международном Кинофестивале.
О том, что «все начинается с головы» и что «искусство спасут партизаны» газете Сине Фантом рассказал автор фильма Сергей Овчинников

СФ: Сергей, насколько нам известно, по профессии ты актер. «Режим ограниченной функциональности» - это твой дебют, верно? Расскажи, пожалуйста, как и почему ты стал снимать кино, и о самой идее фильма. Почему главный герой, этот мальчик, - груша для битья?

С.О.: Я приехал в Москву из Астрахани, поступил в Школу-студию МХАТ, закончил ее в 2008 году, не попал ни в один театр. Но где-то я слышал такую фразу, что все искусство спасут партизаны, и даже лучше не примыкать ни к какой системе. Вообще, мне давно хотелось снимать кино и, судя по тому, что я не попал ни в один театр, актер из меня не очень. В том, чтобы пойти учиться на режиссера я не видел смысла, хотя мне и говорили, что склад ума у меня режиссерский. Я чуть даже не поступил на курс к Марине Александровне Разбежкиной, но передумал.

СФ: Скажи, а бюджет нулевой, как я понимаю, просто сами взяли и сняли?

С.О.: Ноль, да.

СФ: Ты сам писал сценарий? Много ли прошло времени между написанием сценария и непосредственно съемками?

С.О.: Мне почему-то придумалась такая штука, что ведь есть же, наверное, люди, которые за деньги готовы на все. Некая такая секта. А может быть вообще все даже не из-за денег, а кому-то так просто нравится. Но потом, не знаю, в связи с чем, остался только один герой. Сценарий-то, господи, пять сценок, там и слов-то нет никаких. Мы с друзьями все отсняли, а потом отсмотрели это дело, поплевались и благополучно забыли про все. Толковые ребята из объединения «Свои 2000», которым я тоже показал то, что получилось, сказали, что надо додумать, надо переделать. А я так не люблю додумывать, переделывать. А еще эта административно-организационная часть, которой я, конечно же, занимался сам. Она вообще все губит. Перекрывает любой появляющийся замысел. Было бы так, чтобы прям из головы на экран...

СФ: А кастинг был сложным, как ты его проводил?

С.О.: Я примерно прикидывал, что за персонаж, и кто из друзей подойдет на ту или иную роль. А потом уже специально для актера создавал персонажа.

СФ: Что ты собираешься дальше делать с фильмом? Отправлять на фестивали?

С.О.: Еще в прошлом году я отправил его на все фестивали подряд. Довольно муторно все это было. Нарезал кучу дисков, заполнил все заявки. Большинство из отправленных по почте еще не дошло – они все скачут. Ну и почти никуда не взяли. Больше никогда не буду этим заниматься. (Смеется.) Если доведется, то какими-то другими способами.

СФ: А на какие фестивали ты отправлял фильм?

С.О.: «Кинотавр», «Киношок», какой-то фестиваль в Твери, несколько московских фестивалей, в Питере «Message to man», фестиваль в Ташкенте, в Азербайджане... Европы, правда, не было в моих планах, а так на все-все-все фестивали, которые я смог найти.

СФ: И где же фильм все-таки приняли?

С.О.: В рамках Санкт-Петербургского кинофорума Александр Николаевич Сокуров и Михаил Баркан создали молодежный киногород «Метрополис». Они отсмотрели кучу всякой ерунды в интернете и отобрали самое лучшее любительское кино. Меня взяли в конкурс – я ведь любительское кино снял... Дали мне гран-при. И даже денег дали – 50 тысяч рублей. А потом показали вне конкурса на фестивале «Арткино» в Москве. Еще есть такой фестиваль «Two in one» – «Два в одном». Он назывался когда-то «Tomorrow», но теперь они разделились. Алексею Медведеву, программному директору, понравился мой фильм, и он показал его вне конкурса в маленьком зале «Доктрина» как фильм-открытие. Я потом понял, почему он это сделал. Мой фильм перекликался с фильмом-открытием полного метра. Там тоже человек продавал себя, все очень похоже.

СФ: А на сегодняшний момент у тебя так и не появилось желания получить образование, стать режиссером?

С.О.: Не хочется идти во ВГИК или на Высшие режиссерские курсы, отдавать этим людям деньги. Я же понимаю, что больше половины из того, что там скажут мне просто никогда не пригодится. Может быть, я ошибаюсь, не хочется никого обижать, естественно, у меня масса приятелей во ВГИКе. И как раз, глядя на некоторых из них, совершенно не хочется... Возможно, я поучился бы у Марины Александровны Разбежкиной, но мне не нравится документальное кино. Мне хочется, чтобы я придумал какой-то бред и... Ведь в чем класс работы режиссером?

СФ: В воплощении бреда?

С.О.: Да! Ты что-то увидел в голове или даже почувствовал какие-то запахи, услышал все это, а потом вдруг - раз, раз, и если ты все четко сделал, это появляется на сцене или на экране.

СФ: Расскажи про свой первый опыт соприкосновения с камерой.

С.О.: Как-то раз у приятеля взял камеру. То ли он мне ее дал, чтобы я кому-то передал, в общем, она у меня дома оказалась. Самая говенная – мини-DV доисторическая, писала в каком-то жутчайшем качестве. И мне дико захотелось что-нибудь снять и смонтировать. Я что-то такое придумал – назвал это киноэтюдом. Поставил камеру, вот так вот ходил, включал ее, что-то играл перед ней, вешаться хотел, проходки какие-то снимал, песню какую-то придумал, и получилось такое 10-минутное видео. Я его даже на какой-то местный фестиваль отправил студенческий - две награды дали. Только с монтажом я в некоторых местах перестарался. Видимо мне так хотелось монтировать, что там какая-то дикая нарезка получилась. Я вот сейчас думаю, надо было еще одну камеру поставить где-нибудь в углу или как веб-камеру ее повесить, чтобы бы было видно как будто бы со стороны, как какой-то идиот сам себя в кино снимает. Чтобы такой фильм о фильме получился.

СФ: Слушай, а как ты думаешь, лучше самому, со своей шайкой снимать или...?

С.О.: Да, но с деньгами. Потому что я, например, актерам хочу платить, звукарю (Данила Жаворонков – звукорежиссер Валерии Гай Германики на сериале «Школа», просто очень хороший человек, не раз у меня бесплатно работал). А так ведь - один раз не заплатил, второй раз не заплатил – ну, просто неудобно уже!

СФ: А тебя не интересуют области околокиношные? Какие-нибудь эксперименты с видео, например?

С.О.: Все непонятное?

СФ: Да, то самое бредовое, которое строится не по законам жанра, а находится где-то в смежной области, не в эпицентре кинопроцесса.

С.О.: Честно говоря, не знаю, я не очень люблю непонятное. Я пытаюсь вспомнить самое непонятное, которое мне все-таки понравилось, и не могу. Для меня важно, чтобы происходящее на экране было максимально приближено к реальности.

СФ: Мне кажется, тебе это удалось. Я, правда, не очень поняла, из-за чего это случилось. Может быть, за счет диалогов?

С.О.: За счет их отсутствия.

СФ: Нет, ну почему. Актеры же у тебя разговаривают.

С.О.: Только по делу.

СФ: Но так убедительно.

С.О.: По делу потому что.

СФ: Наверное. Потому что чаще всего как раз диалоги режут слух, выдают какую-то фальшь. И это провал. А в твой фильм можно влипнуть, потерять к нему дистанцию, поверить. Поэтому я и пытаюсь выведать у тебя какие-нибудь маленькие режиссерские секретики. В чем же фишка? В работе с актерами?

С.О.: Все дело в сценарии, все изначально заложено в том, как ты придумал, расписал, продумал каждую сцену. «Как-то так и приблизительно вот так, а потом на посте поправим, потом я смонтирую, и будет круто» - это никогда не сработает. Никогда ничего не улучшится «потом», все начинается с головы. Я как актер могу сказать, если все понятно, то и переспрашивать-то ничего не надо у режиссера, все само собой получается. Актеру надо только дать свободу, не надо его заставлять. Тогда и не будет киношных сложностей. Есть такая-то фраза, не хочешь – не говори. Или наоборот: можно резко убрать фразу, к которой актер долго готовился, и получится еще лучше. Все просто, ситуация ясна, только давайте в нее серьезно включимся.
Говорить надо меньше - делать больше.

СФ: Мне кажется, это прекрасное окончание интервью, спасибо.

беседовала Вика Чупахина

Название фильма: РЕЖИМ ОГРАНИЧЕННОЙ ФУНКЦИОНАЛЬНОСТИ
Название фильма на английском языке: MODE OF THE LIMITED FUNCTIONALITY
Год выпуска фильма: 2011
Продолжительность: 22 мин.
Краткое описание: Молодой человек нашел странную работу, на которой его используют в качестве боксерского мешка. После каждого заказа физическое состояние главного героя заметно ухудшается. Настает момент, когда его увольняют с "занимаемой должности", но другого способа зарабатывать деньги он не видит.
Режиссёр, Автор сценария, Оператор: Сергей Овчинников
Звукорежиссёр: Данила Жаворонков
В главных ролях: Степан Девонин, Ольга Овчинникова, Владимир Беляев, Олег Савцов, Антон Кузнецов, Станислав Беляев, Алексей Маслодудов
Биография режиссера: Сергей Овчинников, родился в 1986 году. В 2008 году закончил Школу-Студию МХАТ, актерский факультет (курс А.Г.Гуськова). Снимался в нескольких полнометражных картинах, а так же в сериале "Школа" (реж. Валерия Гай Германика). Принимает участие в спектакле театра "ДОК". Дебют в качестве режиссера игрового кино - короткометражный фильм "Режим ограниченной функциональности".

 

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица