24 Март

Прячась за камерой

В рамках XIV фестиваля «Нового британского кино» в Московской Школе Кино прошла серия публичных дискуссий New British Film Festival Talks, в одной из которых приняла участие продюсер компании Warp Films Мэри Берк. В эксклюзивном материале для газеты СИНЕ ФАНТОМ Мэри рассказывает о профессии продюсера, современном британском кино и о том заряде энергии, который привносит в работу сумасшедшая любовь к фильмам.

Андрей Сильвестров: Мери, что такое профессия продюсера для тебя? Как бы ты описала эту профессию?

Мэри Берк: Продюсер должен хорошо разбираться в психологии, понимать как устроен кинобизнес, любить кино и понимать каким образом вообще рассказываются истории, как выстраиваются сюжетные линии.

А.С: Как мне кажется, есть несколько типов продюсеров: одни очень любят копаться в производстве, непосредственно работать с авторами, вместе с режиссером находить какое-то интересное производственное решение. Другие – наоборот, мыслят глобально и думают скорее о деньгах...

М.Б: Это зависит от проекта и от режиссера, с которым работаешь. Но для меня, как для независимого продюсера, работа с режиссером – это практически брак с ним. Мне, например, часто приходится всем заниматься самой, вплоть до мелочей, так как нанять много людей невозможно из-за нехватки денег.

А.С: Скажи, а какие профессии в кино ты освоила, работая продюсером?

М.Б: В университете я писала разные пьесы, придумывала сюжеты и сейчас, конечно же, это помогает мне в работе над сценариями. Иногда приходится искать какую-то дополнительную информацию, чтобы лучше понять роман или пьесу. При этом не так уж важно, с кем я работаю на стадии сценария – со сценаристом или с режиссером, мне просто нужно понять сам материал. Но у меня нет желания быть писателем, я не могу работать в одиночестве, я слишком много говорю. (Смеется.) Режиссером я тоже быть не хочу. Мне кажется, у каждого режиссера есть какое-то ограниченное количество историй, которые он может рассказать, в отличие от продюсера, имеющего возможность работать с разными жанрами, с разными фильмами – малобюджетными, высокобюджетными – прячась за камерами. (Смеется.)

А.С: Скажи, работаешь ли ты с оператором? Работаешь ли ты на постпродакшне?

М.Б: Весь проект от идеи и съемок до постпродакшна, дистрибьюции, маркетинга – он как ребенок, на всю жизнь. Один из своих фильмов я выпустила пять лет назад, но до сих пор занимаюсь его продвижением.

А.С: Сколько времени обычно ты затрачиваешь на производство одного фильма?

М.Б: Обычно в Великобритании с этим очень быстро – 2 - 2,5 года. Но это зависит в основном от скорости сценариста и от самого материала в итоге. Моя команда делает фильм за 5 недель – это съемки и 20 недель – последующая работа над материалом, при бюджете в один миллион фунтов.

А.С: Фильм «Студия звукозаписи "Бербериан"» снят за 5 недель?

М.Б: Нет, он снят за 4 недели, и все было снято в студии, кроме одной двухчасовой сцены на вершине холма. Надо сказать, что наша компания делает фильмы намного быстрее, чем другие. Из-за низкого бюджета мы должны укладываться в сроки, должны придерживаться рамок, чтобы суметь расплатиться со съемочной группой, и поэтому вся наша команда работает с большой отдачей.

А.С: За счет чего?

М.Б: Больше энергии – больше отдачи!

А.С: Где вы берете энергию?

М.Б: Сумасшествие, психоз, любовь к фильмам.

А.С: Как ты стала заниматься кино?

М.Б: Случайно. Работать журналистом мне было скучно, писателем я быть не хотела, но о том, чем занимается продюсер или режиссер, я и понятия не имела. Но я очень комфортно ощущаю себя среди людей, люблю воплощать их идеи, это весело. Я и правда очень люблю кино, не из-за денег, что очевидно. (Смеется.)

А.С: Ты не хочешь быть богатой?

М.Б: Я хочу быть богатой, но не ради этого занимаюсь продюсированием.

А.С: Понятно. Вот ты сказала, что профессия продюсера дает больше возможностей, чем профессия режиссера. Все-таки с чем это связано?

М.Б: Режиссер в какой-то момент должен стать брендом. Такая навязанная установка. От каждого режиссера этого ожидают, но не от продюсера. Поэтому я могу делать какие угодно фильмы, не оглядываясь на жанр.

А.С: Не проблема ли это для современного кинематографа – превращение режиссера в бренд?

М.Б: Я не считаю это проблемой. Я думаю, что таким образом зрители понимают, чего ожидать от фильма. Режиссеров достаточно, поэтому и брендов много.

А.С: Да, но когда я начинал заниматься кино, я наивно думал, что режиссер – это такой демиург, который может делать все, что угодно, и, как настоящий художник, он должен меняться. Но он ни в коем случае не бренд, хотя сегодня, к сожалению, только будучи брендом можно получить деньги на фильм.

М.Б: Другой способ добывания денег – это Голливуд и съемки ничего не значащих фильмов с перестрелкой, лишенных особой режиссерской работы. Но это вообще другой способ видения мира. В работе режиссера еще есть такая особенность: даже если ты в каждый свой фильм стараешься привнести что-то несвойственное тебе и таким образом изменить себя, ничего не выйдет, так как ты не можешь быть кем-то, кем ты не являешься.

А.С: Не кажется ли тебе, что вот эта большая продюсерская свобода, о которой ты говоришь, является неким перекосом в киноиндустрии? То есть тот факт, что продюсер стал более свободен, чем режиссер, в своем выборе – это все-таки дисбаланс.

М.Б: Да, возможно, есть определенный перекос, но в этом нет ничего негативного. По крайней мере, я не вижу в этом негатива.

А.С: Правильно, ты же продюсер. (Смеется.) Скажи насколько помогают продвижению фильмов кинофестивали?

М.Б: По сути дела, после одного такого фестиваля класса А, вроде Канн, ты просто прокатываешься по всем остальным фестивалям.

А.С: То есть фестивали – это дополнительная дистрибьюция для фильма?

М.Б: Да. Например, фильм «Субмарина» первый раз был представлен на фестивале в Торонто, после чего одна фирма купила его прямо на фестивале.

А.С: А для распространения фильма непосредственно на территории Великобритании, веточка Каннского фестиваля, например, является помощью? Приносит какие-то дополнительные деньги в кассу фильма?

М.Б: Конечно, потому что английские критики будут знать, что, например, фильм «За тех, кто в море» был представлен на Каннском фестивале, и конечно же они захотят сделать ревью, обзоры, они будут заинтересованы.

А.С: В Великобритании критики приводят людей в кинотеатры?

М.Б: В Великобритании критик может или уничтожить фильм или вознести его до небес. Например, «Студия звукозаписи "Бербериан"» – достаточно маленький фильм и не очень известный, но все ревью у него пятизвездочные, оценки самые большие, поэтому такой ажиотаж. Но такой эффект от оценок критиков касается только независимого авторского кино. С коммерческими фильмами, такими как «Субмарина», совершенно другая ситуация. Режиссера этого фильма зрители уже знали по его телевизионным проектам, и критика не сыграла никакой роли. Мы уже говорили об этом – все определил бренд.

А.С: Много ли денег вы вкладываете в рекламные компании фильмов?

М.Б: Это зависит от фильма. Есть четкие границы, в которые должен уложиться дистрибьютор, так как фильмы все-таки малобюджетные. Но на комедию тратится конечно же больше денег, чем на маленькие фильмы, которые мы обычно рекламируем через фейсбук, твиттер и другие социальные сети.

А.С: А трейлер делаете вы?

М.Б: Мы работаем с дистрибьютором, чтобы сделать трейлер. Так как почти всегда режиссер хочет чего-то, что для рынка не очень хорошо. Дистрибьютор лучше понимает, как работает мозг аудитории.

А.С: Что такое английское кино сегодня?

М.Б: Ну, за последние 10 лет производство фильмов несомненно выросло. Возможно эти фильмы не так широко известны, как хотелось бы, потому что это все-таки очень локальные истории. Моя компания Warp Films – это основная организация, занимающаяся производством независимого кино, и наши фильмы всегда находят своего зрителя, даже если они низкобюджетные. Потому что у нас, как у продюсеров, уже есть бренд – Warp Records – звукозаписывающая компания, которая занимается авангардной электроникой, такой интеллектуальной, сумасшедшей техно музыкой, не просто хаусом. У нас фанаты по всему миру, которые также заинтересованы и в фильмах.

А.С : С какими музыкальными группами вы работаете?

М.Б: Aphex Twin, Boards of Canada, Grizzly Bear – альтернативная клубная музыка, у которой очень верные фанаты, готовые покупать каждую запись.

А.С: Аудитории Warp Films и Warp Records пересекаются?

М.Б: Пересекаются, но кино-аудитория в три раза больше.

А.С: Скажи, пожалуйста, самые яркие режиссеры-бренды в английском кино, это кто?

М.Б: Я думаю, это те, с кем я работаю – Ричард Айоаде (режиссер фильма «Субмарина», который сейчас снимает фильм под названием «Двойник» по Достоевскому с Джесси Айзенбергом), Бен Уитли (режиссер фильмов «Список смертников», «Раз! Два! Три! Умри!», который сейчас снимает нового «Доктора Кто», юбилейные эпизоды для канала «HBO»), Питер Стриклэнд (режиссер фильма «Студия звукозаписи «Бербериан»»). В такие фильмы будут вкладываться, потому что уже знают режиссеров, несмотря на то, что сами фильмы странные. ( Смеется.)

А.С: А, например, Питер Гринуэй? Он уже не является частью современной британской сцены?

М.Б: Питер Гринуэй, Стивен Фрирз, Кен Лоуч, Майк Ли – это большие бренды, такие именитые режиссеры, параллельно с которыми существует та самая группа молодых режиссеров, о которых я говорила. Но вот Шейн Медоуз, который снял 10 фильмов, – он конечно не Стивен Фрирз, но уже и не молодая гвардия, он где-то посередине.

А.С: Понятно. А ты, собственно, ответственна за развитие нового британского кинематографа?

М.Б: Именно я? (Cмеется.)

А.С: Да, да, именно ты!

М.Б: Может быть, я и добавила немного специй, но весь пирог испекла не я. (Cмеется.)

А.С: Мери, я желаю тебе возглавить движение молодого британского кино и сделать его самым модным в мире.

М.Б: О, это очень большая ответственность, но спасибо. И вам того же в России.

Мэри Бёрк – кино и телепродюсер.
Придя в Warp Films для работы над короткометражным фильмом Криса Мориса «My Wrongs 8245-8249 and 117» (2002), впоследствии отмеченного премией BAFTA, Мэри также участвовала в создании короткометражки «Резиновый Джонни» (2005) Криса Кеннингема. В дальнейшем работала над такими проектами, как «Ботинки мертвеца» и «Это Англия» Шейн Медоуз, «Морская прогулка» Оливера Блэкберна, а также в документальном фильме «All tomorrow's parties» об одноименном музыкальном фестивале.
Среди ее работ такие признанные критиками фильмы, как: «Студия звукозаписи "Бербериан"» Питера Стриклэнда (2012), «Субмарина» Ричарда Айоади (2010), «Кролик и бык» Пола Кинга (2009), «Полная история моих сексуальных неудач» Криса Уэйта (2008). В последнее время Мэри также занимается продюсированием телевизионных проектов. В их числе: комедийное шоу канала E4 «The Midnight Beast».
Мэри дважды удостаивалась премии Независимого британского кино в номинации «Продюсирование»: за «Студию звукозаписи "Бербериан"», а также за «Кролик и бык». Была отмечена премией BAFTA за лучший фильм («Субмарина»). В 2010 вошла в престижный список «продюсеры, которых стоит смотреть» журнала Variety.
Премьера пятого художественного фильма Мэри – «For those in peril» («За тех, кто в море») режиссера Пола Райта – прошла в 2013 году в рамках секции «неделя критики» Каннского кинофестиваля. Осенью фильм выходит в кинопрокат в Великобритании (дистрибьютор: Soda Pictures).
В настоящее время Мэри работает над совместными проектами с аниматором Майком Плиз (мультфильм «The Eagleman Stag»), а также с актрисой Элис Лоуэ («Раз! Два! Три! Умри!»).

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица