24 Март

ФИЛОСОФИЯ КАК СПОСОБ МЫШЛЕНИЯ

25 апреля 2013 в российский прокат выходит фильм «Киногид извращенца: Идеология» - вторая совместная работа философа Славоя Жижека и режиссера Софи Файнс, снятая через 6 лет после первого «Киногида извращенца». Накануне премьеры Андрей Сильвестров побеседовал с режиссером о жанре фильма и о его судьбе.

Андрей Сильвестров: Привет, Софи!

Софи Файнс: Привет! Мы виделись раньше, когда я приезжала в Сине Фантом несколько лет назад?

А.С.: Конечно, отлично помню, как это было! Очень любим ваш фильм!

С.Ф.: Спасибо!

А.С.: Жалко, что вы не приехали в этом году.

С.Ф.: Теперь это довольно сложно, у меня двухлетний ребенок. Когда ему будет четыре, и когда выйдет мой новый фильм, я приеду.

А.С.: Скажи, а каким будет следующий фильм?

С.Ф.: Вообще это сложно, я пока толком не знаю — слишком много материала. Я снимала Грейс Джонс на протяжении нескольких лет. Пытаюсь сейчас собрать всё воедино. В случае с Грейс Джонс и в плане того, как мы с ней работали, я думаю, нужно разобраться с еще очень большим количеством вещей.

А.С.: Скажи, что заставило тебя сделать вторую часть «Киногида извращенца» — продолжение?

С.Ф.: Было очень много идей, и в какой-то момент стало понятно, что в рамках такой идеологии появилась возможность выработать новую архитектуру фильма и целый новый мыслительный сеттинг. Сразу после окончания работы над первой частью, Славой выказал желание работать дальше.

А.С.: Сколько времени вы потратили?

С.Ф.: Около пяти лет. Нужно было обработать большой объем литературы. Первый фильм был больше о том, как именно делается кино, поэтому выборка рабочего материала должна была быть очень правильной.

А.С.: А второй фильм — чем он отличается от первого?

С.Ф.: Первый фильм был сильно связан с кинематографом и психоанализом. Второй же расширяет эту тему, говоря об устройстве современного общества, о том, каково это — быть его частью. Тема сложная, она находится на грани реальности и литературы. Второй фильм развивает первый, обобщая его и повествуя о вере в мир, как он есть.

А.С.: Скажи, а почему ты решила заниматься таким сложным жанром кино, аналогов которому я не знаю? Сопряжение кино и философии...

С.Ф.: Ну, на самом деле, для меня это вопрос языка. Для меня удовольствие - изобретать новые киноязыки, чтобы получать доступ к новым типам мышления. Философия для меня — способ мышления. Было много различных работ на эту тему, но для меня это первооткрывательский процесс — я не знаю, чем всё кончится, и куда я направляюсь. Не могу предсказать.

А.С.: Как бы ты сама определила жанр кино, которым ты занимаешься?

С.Ф.: Я стараюсь существовать вне жанров. Так я мыслю в кино, и за последние 15 лет я всё больше ухожу от жанровой системы. Я, скорее, думаю об идеях, которые хочу выразить. Когда я только начала заниматься кино, когда я впервые вдохновилась им, уже тогда я не старалась называть жанры. Даже если я смотрела нуар, я всё равно обращала внимание прежде всего на идею. Я же не заканчивала никакой киношколы, у меня нет соответствующего образования. Я не думаю о специальных классификациях, я свободна, я работаю с тем материалом, который мне интересен.

А.С.: Прекрасно! А как складывается судьба фильма? Кто зритель «Киногида для извращенца»?

С.Ф.: Я думаю, аудиторию составляют люди, интересующиеся Славоем Жижеком в первую очередь. Но, что касается нового фильма, тут нужно заметить, что мы живем на Западе, где превалирует идея постоянного развития и усиления собственных позиций, в том числе экономических. Сейчас есть ощущение, что общество стоит перед лицом определенного испытания — например, под постоянной угрозой находится чувство защищенности. Фильм повествует об определенных нюансах идеологической торговли. Он предназначен для современных людей, живущих в новом изменившемся мире. Они уже готовы заниматься такими проблемами. Например, поначалу мы испытывали проблемы с финансированием, так как было довольно сложно доказать потенциальным инвесторам, что идеологией можно и интересно заниматься. Можно сказать, что аудитория состоит из современных закаленных в идеологическом плане людей.

А.С.: А как складывается дистрибьюция фильма? Как он находит путь к зрителю? Я задаю этот вопрос, поскольку современное киносообщество очень структурировано — один снимает кино для тех и этих фестивалей, другой занимается коммерцией, третий - документальными фильмами. А то, что делаешь ты, находится в трудноопределимом жанре для кинематографа. Как фильм классифицируется в международном сообществе? Тебе вообще интересно обсуждать дистрибьюцию?

С.Ф.: Первый фильм я распространяла сама. Потом появилось тринадцать разных дистрибьюторов по всему миру. Не было проблем ни в Англии, ни в США, так как мы всегда находили правильных людей. У нас есть друзья в Париже. Но нужно понимать, что никаких денег отбить не выйдет, денег как таковых тут вообще мало. Поэтому аудиторией можно назвать тех людей, которым интересно настоящее кино. Сейчас очевидно, что киноиндустрия захвачена определенным мейнстримом, и я не могу тягаться с бестселлерами и блокбастерами. Сложно найти нишу, в которой я могла бы существовать, но мои фильмы находятся вне этого механизма, они не участвуют в системе. Поэтому, даже если у меня есть маленькое количество людей в качестве аудитории, я уже счастлива. Мое кредо — не стараться победить, а просто двигаться вперед. Я по-прежнему полна решимости. Если мой фильм может донести мои идеи о психологии общества до людей, то я довольна. Вообще, кино сейчас переполнено информацией, но оно не дает никакого опыта. Поэтому любой фильм должен провоцировать зрителя на интеллектуальную деятельность.

А.С.: Еще один вопрос — как устроено ваше соавторство с Жижеком? Он твой соавтор? Или он автор текста и исполнитель главной роли?

С.Ф.: Мы оба ощущаем, что у нас нет никакого сценариста и сценария. Мы просто импровизируем на камеру в том месте, которое выбираем заранее. Я бы не звала себя режиссером, а он не считает себя сценаристом. Мы стараемся избегать таких определений. Но что касается того, каким образом я с ним работаю, то важно сказать, что я пытаюсь взять максимум от его импровизаций. Я даю ему пространство для эксперимента, и здесь мы понимаем, что есть совершенно другой вид обязательства друг перед другом и перед аудиторией. Творчество превращается в перформанс. Я, можно сказать, заставляю Славоя этим заниматься — он настолько сложноустроенный человек, что прекрасно играет с аудиторией.

А.С.: Софи, спасибо большое за твое время. Я желаю невероятных успехов твоему фильму!

С.Ф.: А я бы хотела поблагодарить тебя за внимание, мне приятно работать с Сине Фантомом. Мои фильмы дают серьезную почву для размышлений — и наблюдать за этим эффектом крайне интересно. То, что я делаю, заставляет сознание работать на пределах мыслительных возможностей.

А.С.: Спасибо, Софи!

Sofi-FainsSlavoy-Zizek600

Перевод Дмитрия Логинова

"Киногид извращенца: Идеология"
Авторы: Славой Жижек и Софи Файнс
"The Pervert's Guide to Ideology", Великобритания, Ирландия, 2012 год.

Ироничный интеллектуальный аттракцион главного поп-философа современности и ветерана фрейдомарксистской культурологии Славоя Жижека. Используя свой метод интерпретации символов массовой культуры и исторических событий, Жижек выстраивает совершенно новое понимание того, как устроена идеология, формирующая наши убеждения и действия.

Запивая теплой колой Киндер-сюрприз, он расскажет о том, как тяжело быть гедонистом, пройдется по лживому "голливудскому марксизму" в духе Джеймса Кэмерона, обнажит, примерив мундир Сталина, непристойную подложку любой власти и покажет, как группа Rammstein борется с фашизмом, используя нацистский фетиш в качестве сексуального.
Фильм обязателен к просмотру всем адептам культурологической конспирологии.

Celnometallicheskaya-obolochka-S.Cubrika Kadr-iz-filma Kinogid-izvrashenca.Ideologiya

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица