02 Июнь

От гения Мис ван дер Роэ к легкости Миро

Андрей Сильвестров встретился с директором Фонда Мис ван дер Роэ Джованной Карневали Кляйн в павильоне Мис ван дер Роэ в Барселоне, чтобы узнать больше об истории создания павильона и о том, что происходит сегодня с искусством Испании.

Андрей Сильвестров: Джованна, расскажи, пожалуйста, где мы сейчас?

Джованна Карневали: Мы с вами находимся в павильоне Германии, который был построен для Всемирной Выставки в Барселоне в 1929 году немецким архитектором Людвигом Мис ван дер Роэ. Когда впервые смотришь на это строение, кажется, что оно не имеет времени, оно может быть актуальным в любую эпоху...
Павильон был построен немцами для того, чтобы продемонстрировать свою силу и мощь, для того, чтобы Король Альфонс 13-ый и его Королева пришли сюда и, присев на свои места, смогли прочувствовать всю мощь Германии – индустриальную, технологическую и так далее. Для этого было очень важно установить где-то немецкий флаг. Нужно было придумать что-то очень простое и понятное. Людвиг Мис ван дер Роэ любил работать с различными материалами, включая ткани.
Вы уже догадались, где именно находится немецкий флаг?.. Вы на нем сидите. (Джованна повторила с нами шутку великого архитектора, которую он сыграл в свое время с испанским королем.)
Если внимательно рассмотреть всю геометрию, использованную Мис ван дер Роэ в мраморных блоках, то можно провести параллель с особой геометрией картин Мондриана. Художники начала XIX века пользовались различными техниками, в том числе и техникой печворк (patchwork), иными словами, они работали с фрагментами. Мис ван дер Рое следует этой же динамике, но уже в архитектуре.

dj 2

Людвиг установил в павильоне скульптуру – женщина, которая пытается укрыться от ужаса войны (скульптор Георг Кольбе). Эта скульптура отражает дух войны, ведь на тот момент только закончилась Первая Мировая Война, а в воздухе уже кружило начало Второй Мировой Войны. Представьте себе момент презентации павильона – немецкий флаг, на нем сидят испанские короли, а позади – магическое пространство, как японский сад, в котором эта скульптура, отражающаяся в воде, пытается защититься от войны.

А.С.: Здесь все так вроде бы привычно – входишь как будто в холл гостиницы или отеля, или офиса, но когда вы начинаете обо всем этом говорить, то взгляд просыпается, и начинаешь понимать, что именно это стало началом нашей большой офисной цивилизации.

Д.К.: Да-да, совершенно верно.

А.С.: Говорят, что Мис ван дер Роэ для создания павильона использовал три уникальных типа мрамора, каких же?

dj 3

Д.К.: В павильоне представлены четыре типа мрамора и три разновидности стекла, а еще очень важная деталь – рисунок (пятна на мраморе). Невероятно, но факт – павильон «стоит» на четырех опорных столбах, и если убрать все стены, он не упадет. Опорные столбы и некоторые внешние стены выполнены из Travertino Romano, другие – из зеленого альпийского мрамора. В некоторых деталях используется другой тип зеленого мрамора, с другой морфологией – он из Греции. А главная стена выполнена из очень редкого оникса из Алжира.

Проект данного сооружения уникален, благодаря в том числе и материалам, весь павильон можно разобрать и переместить. Что, собственно, и произошло после Всемирной Выставки в 1930 году, когда интерес к павильону был потерян. В 1950 году в Нью-Йорке, в музее МоМА, открылась выставка Мис ван дер Роэ, и главным героем выставки стал павильон, после чего популярность его снова возросла. На сегодняшний день павильон Мис ван дер Роэ – отправная точка для современной архитектуры.

А.С.: Каким же образом павильон удалось восстановить?

Д.К.: Все планы и схемы в войну были уничтожены, а материалы постройки были разосланы по разным частям Германии. Павильон был возведен заново в 1986 году по новому проекту и эскизам Мис ван дер Роэ, которые он восстановил по памяти. Знаменитый каталонский архитектор Ориоль Боигас (Oriol Bohigas I Guardiola) в 50-х годах предложил Людвигу восстановить павильон и оплатить работы, так как ему очень нравилось здание. Новые эскизы Мис ван дер Роэ сейчас находятся в музее МоМА в Нью-Йорке.

А.С.: Это значит, что и весь мрамор искали заново?

Д.К.: Да, специалисты ездили именно в те каменоломни, где Мис ван дер Роэ покупал мрамор для оригинальной постройки.

А.С.: Получается – то, что раньше было революцией, невероятным авангардом, теперь стало холлом в гостинице? И то же самое произошло и с Пабло Пикассо, и с Хуаном Миро, которые впоследствии стали оформлять фасады, меню в ресторанах, придумывать логотипы для банков, став, таким образом, нормальной частью современного буржуазного мира? То есть, победила буржуазия?

Д.К.: Для меня Пикассо всегда будет художником, открывшим кубизм. Он в любом случае останется первопроходцем, так же как и этот экстраординарный павильон.

В случае же с Миро и логотипом банка Каиша (CAIXA bank) дело обстоит по-другому. Это не Миро выбрал банк, а банк выбрал художника, купил его уже существующую картину и использовал ее в качестве логотипа. Миро просто не отказался от денег.
В любом случае, всегда наступает такой момент, когда мы начинаем воспринимать недавний авангард как норму. По прошествии 85-ти лет павильон Мис ван дер Роэ продолжает быть актуальным и сейчас, план павильона и прост и сложен одновременно, но его так легко воспроизвести, что офисы по всему миру взяли это себе на заметку. Легко и просто. Важно только не забывать, какое значение павильон имел в 1929 году.

dj 4

А.С.: Это правда. Легко, просто и удобно... Понятно, почему Гауди не стал таким трендом. Он неудобный. Только Диснейленд может себе такое позволить. (смеется) А я позволю себе чуть-чуть переключить тему. Недавно вы были в жюри российского конкурса в области современного искусства «Инновация», и волей-неволей вы познакомились с русским современным искусством.

Д. К.: Ну, я познакомилась с тем, что было на конкурсе... Честно признаться, мне показалось, что все работы очень похожи друг на друга. Было такое ощущение, что все художники вышли из одной и той же школы. Поэтому для меня не было большой разницы между одним и другим, и я не запомнила имен. Я считаю, что существует чрезмерное навязывание какой-то одной определённой манеры видения, которая не позволяет появиться художникам с совершенно другим видением, таким сумасшедшим художникам.

А.С.: Разве что Владик Монро.

Д.К.: Он лучший. Как жаль, что он умер. Мне очень понравилась речь его матери. Это вообще ЕДИНСТВЕННАЯ речь, которая мне понравилась за весь вечер. Она была произнесена действительно от самого сердца, а все остальные... нет.

А.С.: А что происходит с испанским, каталонским искусством?

Д.К.: Хочу заметить, что когда я говорю об однообразии работ российских художников, я имею в виду конкретный конкурс и не имею в виду всю Россию.
В Испании и Каталонии художники переживают сильный экономический кризис. Но при этом у них много свободы для экспериментов с фотографией, живописью, скульптурой и так далее. Здесь большое богемное сообщество. Многие художники делают свои выставки вне галерей, в каких-нибудь барах, например, устраивают перформансы, проводят акции... И во всем этом много спонтанности...
Что касается коммерческого успеха, то для того, чтобы какой-то талантливый художник смог творить, надо, чтобы был кто-то, кто сделает это возможным. Это могут быть меценаты, могут быть банки, которые в Испании имеют большой опыт поддержки различных форм искусства. Когда есть спонсор, то, конечно, произведения современного искусства становятся продаваемыми.

На одной из самых важных ярмарок современного искусства в Мадриде ARCO можно найти несколько очень знаменитых художников, поддерживаемых критиками. И конечно же Билла Виолу и Дэмиена Херста покупают за большие деньги, но работы молодых художников, в качестве инвестиций в современное искусство, которое еще только развивается, никто не покупает, кризис этого не позволяет.

А.С.: Какую выставку современного искусства вы бы посоветовали посетить сегодня?

Д.К.: В MACBA (Музей Современного Искусства Барселоны) проходит хорошая выставка, и в Caixa Forum отличная коллекция современного искусства. А есть еще Cosmo Caixa, но это уже другое, это научный музей.

А.С.: Большинство известных художников в свое время уехали в Париж. Сегодня современные художники уезжают куда-нибудь или все же остаются? Может быть, Барселона сейчас – центр искусства?

Д.К.: Хороший вопрос. Я не знаю. Многие художники сейчас, наверное, в Берлине. Просто случился «бум», когда разрушили Берлинскую стену, в районе Митте появилось много баров, галерей, богемы. Многие художники покупали целые индустриальные здания, цехи, ангары и трансформировали их в свои дома, мастерские, галереи и шоу-румы.

Берлин – как такая точка схода, а Барселона вдохновляет. Одни только бары, которые посещали Миро, Пикассо и Дали, являются фонтаном вдохновения. Но не только Барселона может привлечь художников, но и такие прибрежные города рядом с Барселоной, как Калафель и Кадакес.

А.С.: У меня есть еще один частный вопрос. Мы ведь в Барселоне не только для того, чтобы взять у вас интервью... Мы снимаем новый фильм, третью часть из цикла «Бирмингемский орнамент». Фильм состоит из маленьких фрагментов, объединяющихся в линии, поэтому это орнамент. И вот одну из этих линий мы решили посвятить Хуану Миро.

Д.К.: А почему Миро?

А.С.: А почему бы и нет?

Д.К.: Ну, это мог бы быть, например, Мис ван дер Роэ...

А.С.: Теперь все может быть. (смеется) Но это на самом деле достаточно случайный выбор. А если бы тебя спросили: «Почему Миро?», что бы ты ответила?

Д.К.: Ну, я не режиссер. Но для меня картины Миро всегда излучают счастье, радость, провоцируют воображение. К примеру, Пикассо – другой, он требует анализа, знаний, понимания стиля, а Миро – это легкость. Его цвета, линии, краски – даже в самых темных тонах он передает яркие эмоции.

А.С.: Скажи, а есть что-то такое, чего мы, русские, можем не понимать о Миро?

Д.К.: Не думаю. Самое прекрасное в современном искусстве то, что культурный бэкграунд абсолютно не важен. Важно то, что ты чувствуешь по отношению к тому или иному произведению искусства. Конечно, каждое произведение несет в себе свой определенный месседж, но база – это ощущение, для которого неважно, русский ты или каталонец.

А.С.: Спасибо вам большое за встречу!

Д.К.: Спасибо и вам. Всего хорошего!

Перевод: Игорь Мамленков

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица