10 Фев

Как сказку 3D сделать былью

На Международном кинофестивале в Роттердаме был показан новый «Бирмингемский орнамент» в формате 3D (реж. Юрий Лейдерман и Андрей Сильвестров). Андрей Сильвестров рассказал о том, как студия СИНЕ ФАНТОМ использует технологии 3D.

Впервые 10-минутный 3D фильм мы показали в Риме. Это был один из фрагментов большого проекта, который называется «Бирмингемский орнамент» (фильмы «Бирмингемский орнамент 1 и 2» разбиты на пронумерованные фрагменты). Это был очень интересный опыт сразу по нескольким направлениям: мы попытались выяснить, как no budget-производство делается в 3D, и нам это удалось, кроме того, мы обнаружили новаторские возможности 3D, за которыми стоит начало нового языка.
Инициатива попробовать что-то сделать в этой технологии исходила от меня, Юра Лейдерман с некоторым скепсисом относился к такому эксперименту... Но благодаря демократичности новых технологий, мы с Юрой, находясь в рамках скромного бюджета, которым и располагает наш эксперимент, получили изображение, по качеству не уступающее индустриальному кино.

bo-3d-1
Я с большим уважением отношусь к индустриальному кино, но необходимо развивать те формы аудио-визуального выражения, которые находятся вне индустрии, потому что они и дают толчок к развитию этой самой индустрии. Я подумал об этом и приступил к изучению формата 3D, а при изучении главное – практика. Конечно, я посмотрел работы и Жана-Люка Годара, и Вима Вендерса... И тут нужно сделать серьезное разделение – конечно, есть несколько людей, которые открывают МИРы, и Джеймс Кэмерон сделал большой шаг на пути к тому, чтобы эта технология оказалась замеченной, он просто показал, как, владея ею, можно заработать больше денег. И, понятно, обрел своих последователей. Но нужно понимать, что его мир – это мир компьютерной анимации, мир, в котором режиссер невероятно зависим от компьютерщиков, а компьютерщики – это очень опасные люди. Несмотря на мое огромное к ним уважение, компьютерщики обладают достаточно специфическим художественным мышлением и достаточно специфическим представлением о том, что такое искусство. Конечно, бывают разные исключения, но режиссеру ставить себя в зависимость от компьютерщика опасно... конечно, такие ребята, как Кэмерон, способны управлять процессом, но мы видим и огромное количество неудач...
Вот работа Годара в 3D невероятно полезна, то, что сделал он – это просто учебник для будущих режиссеров, которые будут заниматься 3D (как Делеза читать для кинокритиков). Его «Прощай, речь» нужно раскладывать на кадры – это не один фильм, а двадцать. Он как будто просто сказал: «Используйте возможности этой технологии». Но продемонстрировал это с определенной долей скепсиса к возможностям языка как такового (кинематографического).

bo-3d-2
Чтобы обнаружить возможности 3D как чистого языка, необходимо отказаться от того, что 3D – это заложник компьютерной графики. Что мы и сделали – мы построили театральную мизансцену, мы обратились к 3D, чтобы создать театральное пространство, сделали один общий кадр, как делали на ранних этапах развития кинематографа, когда еще не знали монтажа. Мы почувствовали себя пионерами, находящимися у истоков создания новой формы: все движения происходили внутри мизансцены – герой уходил на передний или на задний план, и за счет этого появлялись новые акценты. Но это лишь первый шаг на пути знакомства с этой технологией...
Мы взяли текст Юры Лейдермана и превратили его в спектакль, который разыграли уличные клоуны из Барселоны. Эта небольшая пьеса как будто была сочинена Хуаном Миро, и в ней участвуют всего 4 персонажа: художник Хуан Миро, буржуй, эскимос и рассказчик, который ведет действие. Есть знаменитая фотография Хуана Миро, где он рисует на пляже. И актер-художник у нас одет в «костюм» Миро и держит в руках палочку (кисть). Сама история посвящена перипетии, случившейся в ХХ веке, когда авангард стал буржуазным товаром, а художник лишился своей изначальной интенции, т.е. тому моменту, когда революционность искусства уже теряет свои позиции. А в финале звучит притча о Конфуции, который спрашивает о том, что бы они сделали сейчас, если бы была такая возможность, считая это самым прекрасным для себя. Хуан Миро сказал, что хотел бы оказаться в кругу друзей и пойти купаться, на что Конфуций ответил: «Я иду с тобой». Т.е. ни подвиги, никакое самоотречение, а просто жизнь – это и есть самое прекрасное. И в этот момент наш театр «схлопывается», а камера отъезжает назад, и мы видим, что это вертеп, и он уплывает в дымке по реке. Так поэтически заканчивается наша 10-минутная история, а мир, в котором находится наш 3D вертеп – уже в 2D. И мы понимаем, что 3D технология сама по себе – это такой вертепчик, не способный что-то производить...
Но я убежден, что у 3D есть возможности для развития драматургии и языка, и для этого необходим лишь один технологический скачок, когда на площадке станет главным не супервайзер, не стереоскопист, а режиссер. А 3D камеры скоро станут доступными, технология облегчается.
Я обнаружил в 3D интересную особенность – граница кадра. В 2D есть резкость, перспектива, это делается за счет объектива, а в 3D есть граница кадра – мы можем человека, оказавшегося на заднем плане поместить на переднюю границу кадра, и наоборот – вокруг одного героя все может пересекаться и перемещаться, или оказываться глубоко позади, или выступать вперед. И работать с этим элементом чрезвычайно интересно – никто еще это не освоил.
Мы благодарны Марко Мюллеру, ведь мы показывали результат нашего эксперимента после Алексея Федорченко, чей фильм был посвящен встрече духов авангарда с духами коренных народов, после этой встречи все духи пропали... В этом была кураторская логика – сначала фильм о конце и исчезновении авангарда, и наш фильм, еще очень сырой, но открывающий язык, открывающий новые возможности.

BO-3D-4
И мы понимаем, что так всегда бывает с начинаниями – они рождаются в тишине, а потом обнаруживают свое место в истории. Мы бы с удовольствием рассмотрели возможность снять уже большой фильм. Имея за плечами создание 10-минутного фильма, в котором было задействовано 2 кадра стоимостью 20 000 евро, я знаю, как сделать качественный 3D фильм за 1 млн евро. Мы делали 10 минут 8 месяцев, 3 месяца – постпродакшн, потратили много сил, это чистый эксперимент.
Ведь с чего мы начинали 10 лет назад? С моего вопроса Юре: «Можно ли перевести инсталляции, которые ты делаешь, на язык кино, и как это сделать?» И в этом контексте мы пытались создать то самое пространство современной инсталляции, при этом добавив «действие». Здесь могут вскрыться несколько технологических возможностей кино как театральной рамки, например, как мертвое пространство инсталляции сделать живым, кинематографическим. Но и это не все. Я увидел, что 3D может сделать с чисто драматическими сюжетами, как эта технология может усилить мелодраматическую составляющую или комедийную. Например, фильм «Горько!». Если бы фильм был «правильно» сделан в 3D, он превратился бы в современного Чаплина!
Эта технология открывает заново язык кино. Кроме того, это очень интересная психосоматическая задача для актеров. Это другая физиология. Появляется третье измерение, т.е. предлагается перенести взгляд на границу кадра, поиграть с рамкой, выйти за нее. Я могу играть по Брехту или по Станиславскому – это вопрос моей работы с языком. Это другая пластика и соматика другая. 3D на сегодняшний момент, как я это вижу, тяготеет к театральной игре – потому и получаются «мультики» (условность). Когда я отсматривал материал в 2D, меня страшно раздражали актеры. Но мы сознательно сделали работу актеров чуть гипертрофированной, и это сработало. Будет ли работать для всех жанров – вопрос.
Я убежден, что уже сейчас нужно начинать воспитывать режиссеров, способных снимать в 3D. Ведь сейчас в магазинах на полках нет ни одного телевизора без функции 3D. А через 3-5 лет у всех будут такие телевизоры. Самый дешевый телевизор стоит 200 евро, т.е. на уровне трансляции, на уровне контакта с потенциальным зрителем это перестало быть чем-то элитарным. А следующий шаг – 3D перестанет быть элитарным на стадии производства. Это очень скоро. Тогда и появится необходимость в «сознании» (разуме), которое на площадке сможет разводить сцены, выстраивать мизансцены на уровне 3D и придумывать, как тот или иной сюжет рассказать с помощью этой технологии.

Материал подготовлен Анисой Казаковой

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица