13 Март

К 50летию Игоря Алейникова Ретроспектива

Сергей Добротворский об Игоре Алейникове

Здесь кто-то был

Я не был близко знаком с Игорем и не могу сказать, что знал его хорошо. Пару раз он останавливался у меня, когда приезжал в Ленинград, как-то вместе выпивали, сидели в каких-то идиотских комиссиях и оргкомитетах, которых в эпоху лихорадочного братания властных структур с авангардистами расплодилось великое множество. Этого, конечно, мало, чтобы узнать человека, но теперь мне кажется, что именно в силу поверхностности знакомства я был почти идеальным зрителем-персонажем индивидуального алейниковского театра. То есть, с одной стороны, видел его внешность, словно составленную из половинок Гарольда Ллойда и молодого Игоря Ильинского, его портфель, набитый рукописями, ксерокопированными буклетами и планами работы до 2000 года. Слышал, как он говорит — то ли воспитанный московский мальчик, то ли функционер среднего звена. Причем в одних и тех же интонациях он общался и с обкомовскими тетками, и с соратниками по киноподполью. С другой стороны — он выглядел так добродушно и ненарочито, что невольно подозревалась какая-то ирония, дистанция, особо тонкая игра. Но где она, в чем? Есть ли она вообще или ее нет — понять было совершенно невозможно. Как невозможно различить, где у авторов «М.Е.» или «Сервировки-рокировки» кончается обаятельное занудство и начинается художественный концептуализм. Я потому и позволил себе собраться с немногочисленными воспоминаниями об Игоре, что по сути они довольно точно воспроизводят эффект его с Глебом картин. Все вроде ясно — откуда что берется, где у братьев-режиссеров не хватило навыков, а где они решили ими сознательно пренебречь, что они придумывали, а что придумывать было просто лень. В итоге остается все равно только то, что есть, что отпечаталось на пленке. И зритель поначалу думает — так и надо. Потом подозревает, что его дурят. А потом задается единственно правильным вопросом — какая, собственно, разница? Здесь я, кажется, подхожу к самому главному. К тому, что можно назвать личным вкладом братьев Алейниковых в советский и постсоветский кинематограф. Я бы сказал, им первым удалось приватизировать кино. Privatus no-латыни значит «частный», «неофициальный», «непубличный». Алейниковы едва ли не первыми отнеслись к кино не как к профессии, конъюнктуре, миссии или служению, а как к личному делу, к образу жизни, которая в свою очередь состоит не только из откровений и побед, а из процесса, из необязательной обыденности. Вот почему, помимо Годара и Вендерса, физически проживающих свои фильмы, братья с таким пиететом отнеслись к вычитанной в газете «страшной тайне Чергида». «Чергидом» («через реки, горы и долины») назывался подростковый клуб, где затихарился извращенец-инструктор, снимавший на кинопленку принудительные оргии. История, конечно, противная. Но, если подумать, этот педофил, при всей грязи помыслов, делал «чистое» кино, прямо и без затей продолжающее образ его собственной ничтожной жизни.
Как медиум, кино взывает к очень личной, интимной картине мира. Опробуя первый киноаппарат, Люмьеры (тоже, кстати, братья) снимали не что-то возвышенное, априорно художественное, а выход рабочих с фабрики, кормление младенца, прибытие поезда на местный вокзал. И любой из нас, окажись в руках камера, в первую очередь стремится запечатлеть родных, близких, друзей, самого себя... С тех пор как кино стало индустрией, искусством и идеологией, так позволяют себе снимать только любители. Алейниковы всегда поддерживали с ними тесные контакты. Игорь постоянно с кем-то переписывался, встречался, приглашал на фестивали немыслимых людей, десятилетиями сидевших в народных киностудиях и провинциальных домах культуры. Все они были бородаты, помнили первые рок-н-роллы и охоту на стиляг и были малость запуганы. Узнав, однако, что теперь они принадлежат движению, именуемому «параллельное кино», о котором пишут у нас и на Западе, бородачи расслаблялись и показывали свои работы — глубокомысленные примитивы, полные графоманского космизма и через одного озвученные Вивальди, «Пинк Флойд» или пластинкой «Лютневая музыка XVI-XVII веков». Алейниковы того и добивались — ведь графоман тем и интересен, что пренебрегает стадией художественного выбора и в самых смелых своих дерзаниях все равно обречен на обыденный опыт, замаскированный вычурной формой.
Я, конечно, рассуждаю как сноб. В Алейниковых же снобизма не было совершенно. Они сознательно культивировали дилетантизм как свободу от ангажемента, «домашнее кино» как способ самоиронии. Или наоборот — такими и были. Во всяком случае, самые блестящие теоретики вставали в тупик, трактуя разницу между эстетическим феноменом «параллельного кино» и обыкновенным любительством.
В 1989 году на Втором Фестивале СИНЕ ФАНТОМ братья показали «Постполитическое кино». В то время повсюду гремела скандальная слава некрореализма, блестяще срежиссированная Женей Юфитом. Видя на экране беснующихся трупаков, половина зала тут же с воплями выбегала вон. Оставшихся методично доводили небритые и нетрезвые поклонники режиссера, которых он всеми правдами и неправдами протаскивал на каждый просмотр. К концу сеанса обычно оставались только свои, упоенно разыгрывающие нечто среднее между панк-концертом и начинающейся революцией. Ленинградские теоретики ходили, гордо задрав носы — тогда считалось хорошим тоном наносить пощечины общественному вкусу и авангардистом можно было прослыть, подставив под выговор какую-нибудь доверчивую киноадминистраторшу. На этом фоне алейниковское кино выглядело как-то не по-боевому: семейные фото, рукодельные коллажи, официальные портреты под музыку на одной струне... На все упреки братья весело хихикали и кивали. Дескать, точно, докатились! очень плохое кино сделали! самим противно! А на самом деле они давно уже жили после революции, которую мы еще только начинали.

zdes-kto-to-bel

«Сеанс» №10

Глеб Алейников о ретроспективе Игоря Алейникова

Вместе с братом Игорем мы сделали за восемь лет несколько десятков фильмов разного формата по длительности и способам производства. И я бы хотел сказать о том, что конкретно внес сам Игорь в советское и российское кино, помимо нашего совместного творчества. Еще в советское время он определил существование в России экспериментального, авангардного кинематографа, абсолютно не зависящего от системы государственного производства и дал этому имя - «параллельное кино». Сам лично по крупицам вычислял и собирал авторов, которых можно причислить к этому термину и объединить в единое социо-культурное комьюнити. Он принципиально пытался находить независимых режиссеров по всему Советскому Союзу (от Прибалтийских республик до Сибири). С каждым встречался лично и призывал объединяться, чтобы выступать единым фронтом, пропагандируя свободу и независимость.
В середине 80-х у нас в квартирах часто проходили встречи, на которых разные авторы показывали свои фильмы, и мы их обсуждали. Параллельно он построил две социо-культурные скульптуры: кинофестиваль СИНЕ ФАНТОМ и киножурнал СИНЕ ФАНТОМ. Фестиваль давал возможность найти зрителя для свободных людей в творчестве, а журнал давал возможность обнародовать свои тексты для людей, пишущих о кино, в том числе и о независимом кино СССР и зарубежных стран. Например, там можно было узнать о творчестве Юфита, Кондратьева, Юхананова, Йонаса Мекаса, Фассбиндера, Роза фон Праунхайм. Это комьюнити базировалось в том числе и на художественном и музыкальном андеграунде. Зрителями этих фильмов были в первую очередь художники, музыканты, режиссеры, люди, тесно интересующиеся современными течениями во всех видах искусства. Все эти недолгие годы, которые Игорь провел в творчестве и в популяризации советского киноандеграунда, он жил абсолютно аскетичной жизнью, не позволяя себе не пить, не курить, проводя сутки за рабочим столом или на съемочной площадке. Его коммуникативные свойства и принципиально дружелюбный, спокойный стиль общения поражали всех, кто с ним сталкивался. И сложно представить каких творческих и социо-культурных высот он мог бы достичь к пятидесяти годам, если бы не погиб в тридцать два.

Трактористы-2

Режиссёр: Игорь Алейников, Глеб Алейников
Сценарий: Глеб Алейников, Рената Литвинова
Оператор: Геннадий Беляев
Музыка: Сергей Лазарев
В ролях: Евгений Кондратьев, Лариса Ватерлоу-Бородина, Александр Белявский, Борис Юхананов, Анатолий Кузнецов, Олег Хайбуллин
Производство: Мосфильм
Страна: Россия
Язык: русский
84 мин, 35 мм, 1992

Первый ремейк в истории российского кино. Сюжет знаменитой деревенской комедии Ивана Пырьева «Трактористы» (1930) превращен в абсурдный бурлеск, колхозы-миллионеры – в мафиозные кланы, комсомолка-ударница – в женщину вамп, пашня – в поле для регби.

Америга

Режиссёр: Игорь Алейников, Глеб Алейников
Сценарий: Игорь Алейников, Глеб Алейников
В ролях: Игорь Алейников, Глеб Алейников
Производство: СИНЕ ФАНТОМ
Страна: Россия
Язык: русский
55 мин, DCP, 1997

Двое в черном выполняют тайную миссию на планете Земля. Особой приметной шпионской походкой крадутся по узкой дорожке 16 миллиметровой пленки. Взирают на Париж, Нью-Йорк, Бостон, Нью-Орлеан, Лос-Анджелес и Алма-Ату сквозь объектив кинокамеры «Красногорск». Кодируют смыслы секретным шифром синематечных цитат. Последний совместный фильм братьев Алейниковых. Был завершен уже после гибели Игоря Алейникова.

Здесь кто-то был

Режиссёр: Игорь Алейников, Глеб Алейников
Сценарий: Игорь Алейников, Глеб Алейников
В ролях: Евгений Кондратьев, Борис Юхананов, Евгений Юфит, Андрей Мертвый, Глеб Алейников
Производство: СИНЕ ФАНТОМ
Страна: Россия
Язык: русский
42 мин, 1989

Здесь кто-то был. Этот кто-то оставил следы: блики света на пыльном паркете и царапины чернил на бумажном листе – приглашение встретиться. Чтобы встретиться с тем, кто здесь был, надо отсюда уйти – покинуть реальности ради мнимости, отказаться от догадок ради иллюзий, оставить поиски другого ради поисков себя.

zdes-kto-to-bel2

История любви Николая Березкина

Режиссёр: Игорь Алейников, Глеб Алейников
Сценарий: Игорь Алейников, Глеб Алейников
Производство: СИНЕ ФАНТОМ
Страна: Россия
Язык: русский
10 мин, 1994

Через весь фильм проходит история персонажа, придуманного режиссерами и связавшего воедино, казалось бы, несоединимые части эклектичного мира Олега Голосия. Через какое-то время зритель перестает ощущать стилистическое разноцветье картин и не удивляется тому, что герой и его возлюбленная в каждом кадре обретают новое лицо, платье и культурное происхождение, зато отдается переживанию их трогательной, трагической и счастливой судьбы.

Программа короткого метра

Режиссер: Игорь Алейников, Глеб Алейников
Производство: СИНЕ ФАНТОМ
Страна: Россия
Язык: русский
67 мин, 1984-1987

В программе будут показаны «Метастазы» (1984, 16 мин), «Я холоден, ну и что?» (1987, 15 мин), «Революционный этюд» (1987, 13 мин), «Трактора» (1987, 13 мин), «Жестокая болезнь мужчин» (1987, 10 мин).

Metastasis1

Программа ранних фильмов Игоря Алейникова

Режиссер: Игорь Алейников
Страна: Россия
Язык: -
60 мин, 8 мм, 1981-1984

В этой программе будут показаны ранние фильмы Игоря Алейникова: «Верхняя точка» (1981), «Имена» (1982), «1 мая 1983 года» (1983), «Аттракцион» (1983), «Филателист» (1983), которые являют собой документацию конца брежневской эпохи. Все картины сняты на 8-миллиметровую пленку и будут показываться без звука.

Алейников Игорь Олегович
Родился 15 марта 1962 года.
Кинорежиссер. В историю кино Игорь Алейников с братом Глебом вошёл как создатель параллельного кино, андеграундных фильмов, снятых на узкой пленке, таких как «Трактора» (1987), «Я холоден, ну и что?» (1987), «Жестокая болезнь мужчин» (1987), «Постполитическое кино» (1988). В системе официального кино братья Алейниковы начали работать в конце 1980-х годов. Сняв на базе киностудии «Мосфильм» короткометражный фильм «Здесь кто-то был» (1989) и полнометражный фильм «Трактористы-2» (1992), они в то же время продолжили работу в параллельном независимом кино («Америга», 1990-97).

alejnikovy

Алейников Глеб Олегович Родился 12 марта 1966 года.
Кинорежиссер, кинодраматург, кино- и телепродюсер.
Автор около 30 фильмов, в том числе "Трактора", "Трактористы-2", "Здесь кто-то был", "Америга" и др. Участник и призер различных международных кинофестивалей.
Создатель киноклуба «Сине Фантом».
С 2002 по 2007 г. - маркетинг-директор телеканалов «СТС Медиа».
С 2008 по 2010 г.- директор дирекции маркетинга и развития телеканала «Россия».
С 2010 по 2012 г. – генеральный продюсер телеканала МУЗ.
С 2012 года – заместитель генерального директора телеканала СТС.
Член Академии Российского телевидения.

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица