19 Март

«Открытки из Утопии»

«Открытки из Утопии» – колонка, представляющая статьи разных авторов индийского журнала MagzAV о жизни в Ауровиле.
MagzAV – это нерегулярно выходящий журнал города Ауровиля о культуре и искусстве.

Вдохновившись проложенным Шри Ауробиндо путем «Интегральной Йоги», Мать (Мирра Альфасса), его духовный союзник, основала в 1968 году город Ауровиль на юге Индии, призванный стать интернациональным поселением для 50 000 жителей. Функционируя как лаборатория эволюции и бесконечного образования, Ауровиль – это действующий эксперимент по поиску человеческого единства, и именно в таком качестве он известен по всему миру. В городе ведутся прикладные исследования будущего культурного, экологического, социального и духовного роста человечества. Он был одобрен ЮНЕСКО и полностью поддерживается и поощряется правительством Индии, а также различными государственными и негосударственными организациями и частными лицами со всего света.
В настоящее время население Ауровиля составляет примерно 2300 человек из 49 стран. Усилия были направлены на восстановление леса и создание новой формы обитания, которая сочетает в себе освоение земли с развитием человека, необходимым для поддержания устойчивой окружающей среды. С годами Ауровиль приобрел международное признание за его достижения в социальной и экологической устойчивости окружающей среды и в озеленении пустынных земель.

Ах, вы прибыли! Роджер Толл

Роджер Толл жил в Ауровиле с 1971 по 1979 год в «Центре Благодарности». Он работал в Матримандире, в периодических изданиях, в управлении городом на начальных стадиях, занимался дипломатическими отношениями Ауровиля со всей остальной Индией, а также работал с Сатпремом. Покинув Ауровиль, Роджер редактировал и публиковался во многих изданиях в Англии, Мексике и США.

Мы были очень счастливы в первые дни существования Ауровиля. Было много свободы, мало людей, и совершенно не было денег. Предоставленные самим себе, спотыкаясь, мы двигались вперед, строя хижины и новые общины там, где нам хотелось. Тогда практически не было зелени, совсем мало деревьев и бесконечно расстилающиеся виды. Но самым лучшим, по крайней мере в первое время, было тогда еще физическое присутствие Матери, которая указывала путь, защищала, принимала решения и благословляла.

Гостю однако никогда не понять с первого взгляда, как все было в начале на нашем заброшенном кусочке земли. Я вспоминаю, как помогал команде документалистов с престижного еженедельного шоу на Би-Би-Си – в начале 70-х известном своей дружелюбностью и интересом к духовным искателям – которые стали сильно фрустрированы по прошествии недели. «Почему никто не улыбается?» - спрашивал продюсер. Это вопрос, который я слышал сотни и тысячи раз в те годы. И, насколько мне известно, его до сих пор задают посетители.

Мы, ауровильцы, чувствовали братское соучастие в нашем коммунальном эксперименте, и в основном мы все нравились друг другу, но людям извне мы часто были не по душе. Разбросанные маленькими группками на много-много акров земли, мы были склонны заглядывать внутрь, концентрироваться на наших общинах и насущных потребностях. Внешний мир казался навязчивым, и это бросало вызов нашему гостеприимству по отношению к новобранцам. Возможно, даже мы видели нашу закрытость как добродетель, как барьер для тех, кому «не предписано» находиться там. (А те, кому предписано, с легкостью находили дверь.)

Мне не нравилось слово «посторонние» – странный термин в условиях, когда нашей задачей было достижение человеческого единства. Неужели мы все не единое целое, в конце концов? Тем не менее было очень утомительно парировать предвзятые суждения посетителей о том, как должна функционировать утопическая коммуна. Было тяжело постоянно повторять, что такое Ауровиль, мы и сами-то толком этого не знали, постоянно открывая для себя новое. И я стал советовать новоприбывшим не задавать вопросов, а лучше понаблюдать, почувствовать, пожить неделю или месяц в гестхаусе без того, чтобы выносить суждения. «Зачем?» - противились они. «Вы снова задаете вопросы», - отвечал я.

Но, несмотря на нас, поселение продолжало разрастаться. В те первые дни мы очень хорошо чувствовали, кто из новоприбывших останется, а кто уедет. В воздухе витала какая-то магия, возможно, под влиянием 60-х: новые лица кружат перед вами, потом замирают, и вы чувствуете, будто узнаете в них товарищей по давним приключениям. «Ах, вы прибыли!» А другие же, вы чувствовали, сбегут через неделю. Так обычно и происходило.

Я помню невероятную череду исключительных людей, которые прибывали посетить наш неоперившийся еще город, как ласкающий ветерок свежего воздуха в том красно-глиняном существовании, распростертый Инь к нашему интровертному Янь. Они были воодушевлены смелым видением «всеобщего» города, открытого к экспериментам во всем новом, они видели его как потенциальную лабораторию для решения инбредных систем, которые, казалось, уже не работали. Они останавливались с нами или приезжали каждый день из относительно роскошного Пондишери, потому что у нас было очень мало спальных мест...

Но даже в те ранние дни Ауровиля я чувствовал тенденцию к узости мышления, к зацикленности. И для меня это было полной противоположностью той широте, которую я нашел в Шри Ауробиндо и Матери. Я понимал Ауровиль как генератор, как двигатель, как тигель, который ¬ достаточно разогретый стремительным пламенем его жителей ¬ мог осветить весь мир, произведя с ним одну из возможных трансформаций... Но не по принципу работы тибетского монаха в отдаленной пещере, а физическим трудом, экспериментируя, строя город, создавая какой-то новый эмбрион, который можно предъявить миру. Может быть, это и происходит. А может и нет. Но у нас все-таки не так уж много времени.

Ауровиль сегодня разросся, стал зрелым, разнообразным и с гораздо большим количеством правил и ограничений, чем предполагалось в начале. И поэтому стало намного сложнее. В свои редкие визиты я по-прежнему вижу очень мало искренних улыбок, обращенных к новоприбывшим. Но стало больше возможностей интеракции внешнего мира с внутренним, население которого уплотнилось; появилось много мест, где можно поесть, офисы, магазины, культурные события, открывающие окна в сообщества, в которые может заглянуть любой незнакомец и увидеть жизнь такой, какая она есть везде – с улыбками, смехом, разговорами и дискуссиями. Может быть, это слишком нормально, а оригинальное видение – такое необычное, смелое – было стерто, испорчено и воспринято как должное. А может быть и нет.

Когда я приезжаю, я быстро воссоединяюсь с моей собственной версией Ауровиля, каким-то образом с его первого десятилетия и до сих пор она остается свежа в моей памяти, я ее берегу. Но становится сложнее ориентироваться в лесах, которые мы посадили, среди клубящейся пыли от проезжающего мимо транспорта. Тем не менее я все еще его вижу, то первое семя, посаженное там, где оно должно быть по праву: в людях Ауровиля, самых подходящих и благообразных, чем кто-либо еще, и в их глазах, самых живых в мире.

school-bus

www.auroville.org
Петра Мо, соредактор MagzAV – Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.
В оригинале журнал можно читать онлайн на www.magzav.wordpress.com

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица