19 Март

МУЗЕЙ КИНО. Вопросы-ответы

Вопросы-ответы

1) Как, по-вашему, должно быть устроено здание Музея кино? Какова должна быть его структура? Какие направления деятельности и функции оно должно в себе совмещать?
2) Нужна ли Музею кино общественная защита от чиновничьего произвола и возможного извлечения личной выгоды из нового проекта Музея кино? Кем и как должны контролироваться вопросы, связанные с будущим Музея?
3) Можно ли как-то помочь деятельности Музея кино, пока он будет продолжать оставаться без собственной площадки?
4) Нужно ли создавать филиалы Музея кино в других городах? Возможен ли некоммерческий прокат в качестве одного из будущих проектов Музея кино?
5) Нужен ли Музею кино онлайн-кинотеатр? Каким должен быть доступ к фондам для профессионалов? Какие еще пути виртуализации деятельности Музея вам кажутся необходимыми?
6) Есть ли у вас какие-то предложения или пожелания по устройству и деятельности Музея кино?

Лидия Маслова, обозреватель "Коммерсанта"

1) Ну логично представить, что там должно быть много залов, помещение для хранения фильмов; ну там еще, насколько я понимаю, у них хранятся всякие артефакты – для них тоже. Наверное, в идеале Музей мог бы совмещать много разных культурных функций, кроме кинопоказа – выставки, вероятно даже какие-то концерты или торжественные мероприятия, так или иначе связанные с кинематографом, творческие вечера, мастер-классы ну и т.п. В принципе, и заведение общепита под его крышей было бы вполне уместно.
2) Понятно, что такая защита всегда и всем нужна, но как ее обеспечить – обычно никому не понятно. А с контролем над вопросами, связанными с будущим Музея, я считаю, вполне может справиться и его директор. И вообще, когда какой-то один ответственный и надежный человек что-то контролирует, это всегда как-то больше внушает доверия, чем всякие общественные комитеты.
3) Ну, наверное, какие-то связанные с кинематографом организации могут давать Музею временное пристанище для хранения фильмов и для их показа.
4) Конечно, было бы хорошо. Прокат, которым занимался Музей кино, кажется, никогда не был особенно коммерческим. Возможен, разумеется, если государство будет все это как-то поддерживать финансово.
5) Не знаю, насколько онлайн-кинотеатр необходим Музею, но если найдутся силы и средства его сделать, то наверное не помешает. Доступ к фондам для профессионалов? В смысле, чтобы студенты киношкол или члены Союза(ов) кинематографистов пользовались какими-то привилегиями? Ну, наверное, да, это было бы логично.
6) Да, в общем-то, каких-то особых дополнительных пожеланий у меня вроде бы и нет.
Мария Кувшинова, кинокритик
1) Музей кино — это 2-3-4 зала с соответствующим оборудованием, лекционный зал, выставочное пространство (возможно, с некоторой постоянной экспозицией), кафе и книжный магазин. Кинопоказы, лекции, выставки, фокус на программы для школьников. В остальном — умелое маневрирование между знакомым и незнакомым, между открытиями и киноманскими guilty pleasures.
3) Пока я работала в центральных СМИ, я пыталась помочь Музею кино — возможно, против его воли — основным доступным мне способом: анонсами их мероприятий. Но это было непросто, поскольку Музей кино — вещь в себе и не всякому готов отвечать на письма. Сейчас Алексей Артамонов приводит в порядок рассылку, это очень хорошо.
4) Да, только там и нужно. В Москве слишком много всего и слишком капризная публика. Россия вне Москвы сейчас должна быть основным направлением работы.
5) Не понимаю, как это устроено с правами. Вряд ли Музей кино обладает правами на коллекции, достаточные для формирования пакета онлайн-кинотеатра. Лекционные программы удобнее продвигать через другие, давно существующие и приспособленные для этого платформы.
6) Да, их много, и они оформлены в виде готовой концепции, которая хранится в моем и еще нескольких компьютерах.

maslova

Дмитрий Здемиров, кинозритель, журнал Cineticle

1) Главное – это все-таки синематека и актуальность ее программы. Киноархив и фонды Музея вполне могут быть территориально отделены от Музея и текущей экспозиции. И еще я бы выделил библиотеку. Но в любом случае прежний Музей кино запомнился именно как синематека.
2) Вероятность того, что кто-то попытается извлечь выгоду из Музея/реконструкции здания, очень высока. И поэтому, прежде чем приступать к материальной части воссоздания Музея, следовало бы создать управляющий Музеем орган – желательно, максимально открытый, может быть, общество с членством.
3) Возможно, начинать можно и не с реальной, а с «виртуальной» площадки, создания виртуального Музея кино. Виртуальному музею вполне по силам решить задачу «навигации» по кинематографу (фильмам, киноресурсам – в том числе доступу к легальному интернет-контенту, кинокритике и т.п.), которая, безусловно, является одной из важнейших. Именно виртуальная площадка и в будущем сможет обеспечить обратную связь, необходимую как для препятствия «нецелевого» использования реальной площадки, так и для «объединения» разобщенных в данный момент групп синефилов/интернет-ресурсов, связанных с кино/критикой, без которого функционирование реальной площадки может оказаться неуспешным.
4) Да.
5) Возможно, важнейшей функцией синематеки в рамках Музея кино в будущем и должно стать обеспечение легального доступа к тому интернет-контенту, которым большинство пользуется сейчас нелегально. Не в последнюю очередь из-за того, что легальной возможности смотреть интересующие фильмы просто нет.
6) Две функции мне кажутся очень важными: а) объединение в рамках Музея кино разобщенных в настоящий момент групп синефилов/интернет-ресурсов и т.п., в том числе с целью «навигации» по кинематографу; б) обеспечение легального доступа к максимально широкому интернет-контенту (фильмы, литература). Я вижу себе будущий Музей кино таким: группа людей может прийти туда и посмотреть в небольшом помещении вместе «любой» фильм по своему желанию (в онлайн-режиме), либо сделать это в онлайн-кинотеатре. Что не отменяет регулярных сеансов в больших залах, но большие залы видятся уже прошлым, либо могут функционировать в рамках фестивалей.

zdemirov

Виктор Зацепин, главный редактор Rosebud Publishing

1) Новый Музей кино должен быть прежде всего живым и сногсшибательным!!!
2) Разумеется, публика, заинтересованная в сохранении Музея, и его руководство должны поддерживать друг друга в решениях, касающихся судьбы Музея. На руководстве Музея, вне всякого сомнения, лежит ответственность за открытость, с которой будут приниматься эти решения.
3) Это задача, которую должен решать коллективный разум. Считаю, что главное для медийной деятельности Музея – найти солидных генерального и информационного спонсоров, которые будут готовы к кропотливой работе на перспективу и будут понимать, что такое меценатство и история искусств.
4) Ответ на первый вопрос – безусловно, да. Для решения второго вопроса нужны какие-то интегральные решения, вероятно, на государственном уровне – не берусь их подсказать.
5,6) Музею надо быть выше всех на голову в представлении классики кино – это задача глобальная, решить ее можно только в результате серьезной и слаженной работы искусствоведов, художников и специалистов про проведению выставок и кинопоказов.

zacepin

Олег Горяинов, автор, журнал Cineticle

1) На мой взгляд, предпочтительно, чтобы здание Музея кино было единым и достаточно большим, чтобы вместить в себя сразу все три основные части институции: фондовую, экспозиционную и синематечную. Исходя из этого исторически сложившегося (в том числе с учетом опыта зарубежных музеев) трехчастного деления можно говорить о соответствующих функциях Музея кино: сохранять, экспонировать и показывать. Как неспециалист в организаторских вопросах подобного рода я могу лишь пред(по)лагать различные варианты только с учетом собственного зрительского опыта. Например, португальская синематека мне представляется образцовой с точки зрения как минимум вопроса показов (насыщенность ежедневной программы поражает и отчасти угнетает невозможностью охватить идущие параллельно фильмы) и, возможно, вопроса экспозиции. Небольшие, но уютные комнаты-залы с историко-кинематографическими реликвиями располагают камерной атмосферой, а книжный магазин (с уникальными каталогами ретроспектив, проходивших в этих стенах) и ресторан дополняют атмосферу синефильской вовлеченности и интереса удивительной дружественной составляющей.
2) Для меня очевидно, что минимальное влияние со стороны чиновников – это ситуация наиболее желательная, но и наименее вероятная (с учетом того, что вряд ли данная институция могла бы финансироваться из частных фондов). Так же мне не кажется реализуемой идея самоокупаемости, на которой настаивает, в частности, Наум Клейман. Поэтому в любом случае существование Музея кино в рамках государственного бюджета представляется той или иной формой компромисса. Конечно, можно было бы в качестве условия поставить и документально зафиксировать положение о невозможности содержательного вмешательства в деятельность Музея кино со стороны чиновников, но в условиях современной российской действительности эта мера вряд ли может рассматриваться в качестве реальной гарантии защиты свободы деятельности Музея.
3) Наверное, есть и другие способы помощи и оказания поддержки, но в качестве реальных (хотя, вероятно, и малоэффективных) я вижу лишь средства медийного освещения проблемы. Разъяснение окружающим значимости Музея кино, ведение просветительской работы по данным вопросам, освещение произвола бюрократических решений или произвола по вопросам будущего Музея кино.
4) Идея сетевого Музея кино представляется совершенно необходимой. Да, культ места, о котором говорит Клейман применительно к Музею кино, крайне важен, но в масштабах России было бы не справедливо ограничивать этот проект столичным форматом. Понятное дело, что речь идет не о множестве музеев кино, но о сети аналогичных институций (синематек, а в условиях РФ – скорее киноклубов), между которыми могли бы быть установлены рабочие связи. Налаживание связей между подобными институциями в городах, установление возможностей проката ретроспектив после показов в Музее кино и т.п. могли бы вывести результат деятельности Музея за рамки единичной институции. Не сделать ее массовой, но точечной, в зависимости от запросов аудитории конкретных местностей.
5) Вопрос об онлайн-кинотеатре мне кажется не простым. Ответ «да» был бы логичным в контексте форм развития всех современных медийных ресурсов, однако создание возможностей онлайн-просмотров во многом убивает идею Музея кино как Места – Места встречи, общения, обучения, знакомства. Важные для Музея кино вопросы формата показов (пленка и т.п.), технических условий воспроизводства (соответствующая техника) и прочие с появлением онлайн-кинотеатра выводятся за скобки как незначимые. Речь не о том, чтобы создать в лице Музея кино для определенной части аудитории некий недоступный фонд, а о том, чтобы не смешивать разные виды деятельности – просвещение средствами интернет-ресурсов с одной стороны и вовлечение в определенный, вполне конкретный культ кино, пестуемый музейными, в частности, синематечными средствами – с другой.
6) С учетом того, что я презюмирую высокий уровень профессионализма тех, кто будет/занимается данными вопросами, единственное пожелание – это максимально возможное стремление к независимости содержательного наполнения деятельности Музея кино. Иначе говоря, чтобы он не был/стал просто лишь еще одной из многих государственных институций.

goryainov

Виталий Манский, режиссер документального кино

1) Музей кино должен прежде всего находиться в доступном для зрителя месте. Это не значит, что он должен быть на Красной площади, но он должен быть либо в пределах московской метрокольцевой дороги, либо на каких-то пересадочных станциях, чтобы туда могли приезжать зрители и на плановые и на внеплановые мероприятия, которые безусловно должны происходить на территории Музея кино, иными словами, чтобы Музей кино мог в себя вбирать какие-то фестивали, может быть, не столь гигантские, как ММКФ, но симпозиумы профессиональные и зрительские, для этого должно быть, на мой взгляд, не менее 5-ти залов, включая большой зал показов на 300-500 мест и залы порядка 50-100 мест, должна быть большая выставочная площадь. Должны быть помещения для ведения научной работы, для разного рода презентаций, конференций. Должно быть большое, живое пространство для посетителей, где зрители могли бы перекусить, выпить кофе, провести время у компьютера, и оно должно в каком-то смысле своим архитектурным стилем по-возможности формировать уважительное отношение к истории отечественного кинематографа. Пора поставить жирную точку на попытках втиснуть Музей кино в какие-то ныне существующие здания, что делается уже на протяжении многих-многих лет. В России на сегодняшний день существует множество государственных центров современного искусства, муниципальных и частных музеев современного искусства. Даже кинотеатр «Ударник» превращен в центр современного искусства, при этом нет музея кино... Это, при всей любви и уважении к современному искусству, абсолютно несправедливо.

2) Я слабо себе представляю, чтобы отдельно взятый музей, отдельно взятая институция могла бы получить какие-то особые условия существования, отличные от функционирования всей системы в целом. Но влиять на эту систему, способствовать изменению климата функционирования государства, власти народа, формированию гражданского общества, на позитивные изменения, конечно, каждая институция может и должна.

3) У нас сегодня кинематографическое сообщество достаточно разъединено и слишком зависимо от каких-то частностей и не вполне способно к консолидированному высказыванию. Хотя как раз Музей кино – это то пространство, тот проект, предмет, идея, которая могла бы объединить всех кинематографистов, по-разному здравомыслящих. Ведь даже такие, на мой взгляд, удивительные кинематографисты, как, например, Николай Бурляев, они тоже, надеюсь, понимают значение Музея кино. В конце концов, Бурляев снимался у Тарковского в «Ивановом детстве» и в «Андрее Рублеве», и он сам в каком-то смысле и его вклад в кинематограф являются предметами музейного хранения. При том, что он сейчас довольно странный кинематографист. А он то же самое думает, например, про меня. Но Музей кино – это то единственное пространство, где мы можем объединить наши усилия.

4) Я с восхищением и завистью смотрю на развитие современного искусства в России, я говорю о проекте региональных центров современной культуры на Дальнем Востоке, в Первоуральске, они создаются при государственной поддержке, при поддержке ГЦСИ, и сам ГЦСИ, в свою очередь, получил государственную поддержку. В декабре прошлого года прошел финальный этап международного конкурса проектов нового здания ГЦСИ на Ходынском поле. Я понимаю, что современное искусство очень важно для перехода из нынешнего состояния в некое цивилизованное поле. Но там же, в Первоуральске, я обратил внимание на репертуар кинотеатров, при том что в кинотеатры по определению ходит множество людей. Ни один музей и центр современного искусства в Первоуральске не перебьет ту массированную бомбардировку напалмом, которая производится через массовую кинотеатральную сеть, которая вообще не догадывается о существовании сколько-нибудь интеллектуального кинематографа. А это те люди, которые являются стержнем. Провинциальная Россия – это стержень государства российского. А это значит, что нужно работать с регионами. Но как мы можем работать с регионами, если у нас в центре нет штаба? Я не понимаю, почему в Мюнхене, например, музей кино в центре города есть, а в Москве мы пытаемся Музей кино засунуть то в какой-то дом на Зубовской, то в кинотеатр Моссовета где-то в Сокольниках, то присоединить его к институту НИКФИ. Что это такое?

5) 6) Музею кино нужен центр. Центр! Из которого можно уже ретранслировать программы-проекты деятельности Музея кино и в интернет, и на ТВ, и в альтернативный прокат, и в другие регионы. Но нужен мощный, конкурентно способный напор против коммерческого бездушного кино, телевидения, нужен центр интеллектуальной, культурной мысли. И этим центром безусловно может и должен стать Музей кино. Культура кино и по сей день является массовой, в отличие от всех остальных, к которым, я повторяю, я отношусь с величайшим уважением. Но совершенно очевидно, что кино – более массовое искусство, чем классическая музыка, например. В Москве, кроме консерватории, филармонии, Большого и прочих театров, относительно недавно возвели шикарный Дом музыки на Павелецкой с несколькими залами, с хорошей акустикой, всеми возможностями... У нас есть все, кроме Музея кино! Не хочется сейчас вдаваться в историю вопроса, но как и кто приложил руку к тому, чтобы Музей кино потерял здание Киноцентра, которое для него строилось на Баррикадной, кому оно сейчас принадлежит, что происходит, и какие должности занимают те люди, которые разорили Музей кино... Может быть, пока эти люди занимают эти должности, пусть даже и общественные, они и мешают созданию Музея кино, может быть, они и не хотят разговора о Музее кино, чтобы косвенно не получать в свой адрес какие-то упреки. (Я имею в виду Михалкова в данном случае, пробивающего возведение в Москве фестивального центра для себя любимого.)

manskiy

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица