В рамках фестиваля "Новое Британское кино" в Московской школе кино состоялась встреча с участниками британского режиссерского дуэта «Джонс» – Максимилианом Бэроном и Майклом Вудвордом – «Кино с нуля. Советы начинающим режиссерам».

Максимилиан Бэрон: Когда мы начинали снимать наш фильм "Все когда-нибудь умрут", мы понимали, что это будет низкобюджетный фильм, и мы, по сути дела, просто определяли, какими техническими средствами можно снять эту историю. Понятно, что всяческие столкновения, аварии, эпидемии требуют больших денег. Но мы-то не захотели рассказывать про эпидемию. В любом случае, для начала необходимы средства на подготовительный процесс (кастинг, поиск съемочной группы и т.д.), и только потом на съемки и постпродакшн.

В поиске средств мы обращались ко всем богатым людям, которые встречались на нашем пути, и спрашивали их: «Какую сумму денег вы готовы потратить безболезненно?» Мы просили людей воспринимать наш проект, как рисковое предприятие, быть готовыми к тому, что они могут потерять вложенные в нас деньги, но мы, конечно же, постараемся все эти деньги вернуть. Конечно, кинорынок нестабилен, и высокий риск потери денег всегда существует, так как не всегда есть возможность возврата инвестиций после съемок фильма. Поэтому, когда люди предлагали нам какую-то крупную сумму денег, мы отказывались, так как понимали, что мы, возможно, не сможем эти деньги вернуть. Мы обращались к этим людям как к предпринимателям, говорили им: «Если вас интересует возможность заработать деньги, то лучше всего, конечно, их вкладывать в какие-то акции, облигации и т.д. Есть ведь множество других способов заработать. Почему именно кинопроизводство?» В общем, мы старались работать с небольшими суммами.

Таким образом нам удалось собрать деньги для того, чтобы начать процесс. Прежде всего возник вопрос подбора актеров. Существует миф, что можно заполучить прекрасных известных актеров, если им понравится ваш сценарий. Однако, очень трудно сделать так, чтобы известный актер прочел ваш сценарий, так как его агент просто отказывается предоставлять ему этот сценарий. Мы понимали, что до нас никому нет дела. Поэтому в поисках актрисы на главную роль решили подумать о тех актрисах, которым наш проект теоретически был бы интересен. Мой друг-продюсер нашел для нас немецкую актрису Нору Чирнер. Когда у нас с ней было интервью по скайпу, первое, что она сделала – закурила сигарету, и мы подумали, что она просто потрясающая кандидатура. Что касается мужской роли, мы нашли мужчину средних лет, который занимался укладыванием ковровых покрытий. Позже, когда после одной из премьер у нас был ужин в ресторане, он зашел в зал и сказал: «Как же плохо уложено ковровое покрытие», потому что в этой теме он профессионал.

Следующий этап – это удача, потому что я не могу сказать, что все зависело только от нас. Принято считать, что в Лондоне снимать дешевле, но это не так. Я не знаю, как в Москве, но в Лондоне все очень и очень дорого. А еще в Лондоне люди такие не в духе, угрюмые. В общем, мы решили снимать в Фолкстоне. В этом городе была совсем другая атмосфера. Люди были очень доброжелательны, дали нам ключи от своего дома... Кроме того, нам повезло с гостиницей. Хозяйка гостиницы, в которой мы остановились, сделала нам очень большую скидку на проживание, при условии, что мы снимем в своем фильме ее племянника. Еще мы привлекли к участию в съемках команду дайверов. То есть была уйма факторов, позволяющих нам экономить. А все участники съемок получили истинное удовольствие от самого процесса. Люди работали не за деньги, а просто потому, что им это нравилось. Мы всем платили одинаковую сумму, начиная от ассистента и курьеров и заканчивая оператором. Больших гонораров мы, конечно же, не могли им предложить. Для себя мы решили, что фильм – это то, что происходит в объективе кинокамеры, и так как у нас нет многомиллионного бюджета, то придется работать с тем, что есть.
Еще один важный момент, о котором я не сказал – это повар. Повар и хорошая камера – это две вещи, на которые мы решили потратить серьезные средства. И повар будет первым человеком в списке, когда мы будем реализовывать свой следующий проект!

Если говорить о сомнениях и о полном отсутствии сомнений, конечно, тут необходимо найти баланс. С одной стороны, нам не хотелось быть слишком самоуверенными, необходимо было постоянно задумываться о том, что мы делаем, и насколько хорошо мы это делаем. Но с другой стороны, когда у вас слишком много сомнений, вы просто не способны принимать решения, поэтому все-таки нужно быть уверенными в том, что делаете. А если добавить ко всему этому маленький бюджет, и, как следствие, необходимость работать очень быстро (у нас, например, не было возможности снимать по 50 дублей), то хорошая работа и уверенность в том, что это не полная ерунда, очень важны.

Итак, мы решили, что дерьмовый фильм снимать не надо. Это основной принцип, которому мы следовали. Что касается различных точек зрения и дальнейшей работы, то конечно монтаж фильма – довольно сложная задача. На стадии монтажа работа с материалом оказывается слишком плотной: когда ты написал шутку, потом переписал ее 20 раз, отрепетировал 40 раз, снял 10 дублей и затем пересмотрел 10 миллионов раз финальную смонтированную версию, то эта шутка уже не кажется смешной. Поэтому мы показывали наш фильм друзьям, знакомым, для того, чтобы понять, насколько фильм получился, несмотря на то, что на это ушло очень много времени. А потом мы просто поняли, что необходимо остановиться и покончить с этим.
Всегда встает вопрос – что делать дальше. Люди дали нам деньги, чтобы мы могли снять этот фильм, и мы несем ответственность за эти средства, за тех людей, которые нам доверились, и мы должны вернуть им все эти средства. Поэтому следующий момент – это участие в фестивалях. Нам необходимо пробиться на фестивали, получить какие-то критические рецензии, обсудить фильм, для того, чтобы появилась возможность проката и возврата денег. Если вы не сможете вернуть деньги инвесторам, это поставит вас в очень неудобное положение.

Очень трудно пробиться на фестивали, потому что на каждый фестиваль подается примерно по 18 миллионов заявок ежегодно. Для того, чтобы пробиться на фестиваль в Торонто, например, мы написали им: «Если вы не покажете наш фильм на фестивале, то мы убьем нашего кролика по кличке Снаделс». Конечно же, мы этого не сделали, Снаделс жив, а наш фильм показали на фестивале. Нам конечно повезло. Наш фильм был хорошо встречен, как аудиторией, так и критиками. Мы подписали несколько контрактов для проката, в частности во Франции. Если мы не заключим контракты на прокат в других странах, нам видимо придется переехать во Францию... Однако, мы надеемся, что этого не случится.
Главный совет, который мы можем вам дать: в вашем фильме должно быть ваше сердце. Поэтому, если вы решили снять фильм, единственный риск для вас в том, что вы просто снимете плохой фильм, и это конечно же будет ваша вина. И если у вас не получилось, значит – не получилось. Если бы наш фильм не получил признание, ничего страшного не произошло бы, нам просто пришлось бы заработать деньги другим способом, чтобы вернуть их всем инвесторам. А то, что все сложилось так, как сложилось, мы просто считаем дополнительным бонусом, как вишенки на торте.

Вопрос: В Великобритании есть много возможностей получить поддержку для низкобюджетного фильма, много фондов, помогающих в киносъемочном процессе. Почему вы не обратились в эти фонды?

Максимилиан Бэрон: Мы никогда раньше не снимали фильмов, у нас нет никакой репутации, у нас нет имени, и мы понимали, что это был бы очень длительный процесс. Мы не могли себе позволить тратить на это столько времени. Мы хотим и дальше снимать фильмы и не хотим тратить десятилетия на то, чтобы снять один фильм.

Вопрос: Что вы думаете о тех фильмах, которые выходят на DVD одновременно с выходом в прокат?

Максимилиан Бэрон: Мы предпочитаем действовать традиционно: сначала показать картину на фестивале, затем она, допустим, попадет в прокат, а уже потом, когда ее осветят в прессе, напишут рецензии критики, она станет более популярной, появится смысл выпустить ее на DVD и использовать другие возможности.

Вопрос: Как вы разрабатываете сценарий, как создаете концепцию? Вы придумываете все, или вы задаете себе какие-то вопросы, от которых отталкиваетесь, чтобы рассказать историю?

Максимилиан Бэрон: Мы отталкиваемся от того, что нам нравится: какие фильмы нам нравятся, какие нам персонажи интересны, о ком мы хотим рассказать. Просто, когда очень много анализируешь свой фильм, то сам превращаешься в критика, становишься циничным... Все-таки нужно оставаться художником.

Вопрос: Не могли бы вы рассказать, какими были запланированный и фактический бюджет картины, количество съемочных дней, время на постпродакшн? И второй вопрос: насколько конкурентоспособно низкобюджетное кино?

Максимилиан Бэрон: Наш бюджет составил 100 000 фунтов. Для того, чтобы перевести в рубли, надо умножить примерно на 5. В итоге мы сняли все за 65 000 фунтов. Так как у нас много друзей в этой сфере, то всю работу по постпродакшну они сделали для нас бесплатно. Фильм мы сняли за месяц, точнее у нас было 20 съемочных дней, неделя на поиск места и неделя на репетиции. Вопрос о конкурентоспособности низкобюджетных фильмов... В Англии сейчас очень сложная ситуация с прокатом, потому что мы все еще живем в старом мире, по старым правилам проката. Британские фильмы конечно же вытесняются американскими. На самом деле для британских фильмов проще найти прокат в других странах, не в Великобритании.

Вопрос: На тот момент, когда вы уже приступили к съемкам, бывали ли такие периоды, когда хотелось все бросить, что-то не получалось и приходилось искать какое-то вдохновение в себе, силы, чтобы доказать, что что-то все-таки получается? И второй вопрос: был ли соблазн собрать необходимую сумму на производство из собственных доходов, свою студию, чтобы не зависеть и не уговаривать никаких спонсоров?

Максимилиан Бэрон: Касательно того, хотелось ли нам бросить – это очень интересный вопрос. Мы скорее всего предполагали, что почувствуем это, потому что когда мы еще работали над короткометражными фильмами, у нас всегда такое было. Мы думали, что мы начнем спорить друг с другом перед всей съемочной группой, а это все равно, что родители ссорятся в присутствии детей. В первый день в течение 10-и минут я боялся, что никто не придет... Но на деле все оказалось не так плохо. Отвечая на второй ваш вопрос об использовании своих собственных средств, скажу, что у нас не было таких средств. 65 000 фунтов – это большая сумма...

Вопрос: Вы говорили, что у вас нет образования в сфере кино. Вы хотя бы рассматривали возможность поступления в какую-то киношколу, или вы советуете просто идти и работать, например, в рекламную индустрию?

Максимилиан Бэрон: Я не могу вам сказать: «Не надо учиться». Это просто мы так начинали, с самого низкого уровня работы в кино. Мы были такими ребятами на посылках: кому-то что-то надо принести, отнести – мы все это делали. Постепенно нарабатывали опыт, становились ассистентами, и вот стали режиссерами. У каждого свой собственный путь. Наш способ – один из способов стать режиссером, но это не единственный способ.

Вопрос: Но вы бы рекомендовали работать с какими-то известными режиссерами, или вы рекомендуете просто начинать работать в кино, и все, независимо от того, насколько известен режиссер?

Максимилиан Бэрон: Вы думаете, что существует клуб известных кинодеятелей и, если вы туда проникнете, то все пути открыты? Понятно же, что это не так. Необязательно иметь какие-то связи, чтобы продвигаться в киносфере. Просто иногда люди видят, что вы хорошо работаете, и в дальнейшем обращаются к вам. Даже если вы просто подаете чай, но при этом делаете это хорошо, то вас заметят. Необходимо быть просто очень ответственным человеком и делать все, что от вас требуется.

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица