04 Апр

Реабилитация возвышенного

2 и 3 февраля в центре дизайна «Артплей» были показаны связанные в единый триптих «Язык. Дневник путешествующих» опера, балет и фильм, посвященные, как становится ясно уже из названия, аспектам языка. Инициатор событий Ираида Юсупова, известная как авангардный композитор и видеохудожник, в завершающий, третий день «Дневника..» презентовала свой (совместно с Александром Долгиным) фильм 2011 года «Птицы», являющийся отправной точкой созданных позднее экспериментальных форматов.

Художник Ян Тамкович, медиа-художник и саунд-артист Patrick K.-H.; киновед Алексей Артамонов посмотрели картину и обсудили, почему российские авторы говорят о «высоком» профанным языком, и почему «Птицы» не фильм, а видео.

Модератор беседы - Ольга Широкоступ

АЛЕКСЕЙ: Можно начать с языка. Все в целом похоже на образ усредненной Латинской Америки, такая «живая зона», где обитают герои...

PATRICK K.-H.: Если говорить о языке, то первое, что приходит в голову, если не читать текст самого режиссера, считывается поверх контекста фильма – это отсылка к практике художника и перформера Вилли Мельникова. Он, к слову сказать, появляется почти во всех проектах Ираиды Юсуповой, знает более 100 языков, его критерий знания языка - это способность написать на нем стих и графически собирать эти знаки.
Но какую именно Ираида создает видео-среду - об этом можно строить догадки, развивать различные линии смыслов. Лично для меня, это лёгкий и быстрый способ запутаться, если, конечно, именно это и не имелось в виду режиссером.

ОЛЬГА: Эта среда рождает широкое поле для интерпретаций, но единства не создается – все распадается на отдельные узнаваемые образы.

PATRICK K.-H.: Многие думают, что видео-арт - это просто плохо снятый коммерческий фильм.

ОЛЬГА: Распространенное мнение.

PATRICK K.-H: Так надо же взять и подтвердить это мнение, конкретно здесь - продакшн, работа со временем.

ЯН: Так это видео или фильм?

АЛЕКСЕЙ: Фильмом это точно назвать нельзя, здесь нет материи кино, это явно видео-арт. Нужно, вероятно, поговорить о том, почему наши авторы о возвышенном (а здесь явно речь идет о возвышенном) могут говорить только профанным языком? Я увидел здесь отсылки к раннему кино, спецэффекты – мельесовские трюки. Или кадр с лупой – прямая отсылка к фильму 1900 года «Бабушкина лупа», где впервые использовался крупный план. Эстетика русского дореволюционного кино, салонной драмы. Конечно, очень театрально...

ОЛЬГА: Футуристические образы героев, например, возникают ассоциации с театральными костюмами Баухауса...

PATRICK K.-H.: В этом, на мой взгляд, и есть опасность – интерпретируя, ты впадаешь в бесконечность, каждый из нас нашел свои линки. Среди прочего, я отчетливо увидел что-то из Рыбчинского (его метод вставок - из одной сцены вырезать вручную и вставить в другую). Широкое поле для толкований, ассоциаций, которое фильм дает. Возможно, зритель уже встречался с этими образами, но как именно они трансмутируют?

АЛЕКСЕЙ: У меня возникло ощущение, что у авторов есть тоска по возвышенному, которую они в этом фильме выражают, но считают необходимым нейтрализовать пафос (возвышенного) постмодернистской иронией, профанным его толкованием. Как уже говорилось до этого, профанность выражена на уровне самого изображения – немного глянцевая картинка, явно снятая на фотоаппарат, не дает нам погрузиться в кино, все время напоминая нам, что мы смотрим видео.

PATRICK K.-H.: Мне не хотелось бы подвергать критике коллег. Единственное, что вызывает у меня негатив – это конъюнктура, и если это не конъюнктура – то все в порядке. Ведь мы сейчас не фидбэк автору даём, а между собой обсуждаем.

ОЛЬГА: Интересно, почему композитор обращается к формату видео. Ведь это уже не первый ее фильм.

PATRICK K.-H.: Да, конечно Юсупова и Долгин снимали множество видео, например в сотрудничестве с Приговым.

АЛЕКСЕЙ: Это и есть конъюнктура, ориентированная на свое внутреннее сообщество, субкультуру.

ОЛЬГА: То есть, документация жизни выдуманного сообщества, мокьюментари?

АЛЕКСЕЙ: Мокьюментари можно назвать исследовательско-научную часть фильма. При этом технологичность показана с неизменными советскими и постсоветскими атрибутами – вечная банка для засола, огромные мониторы компьютеров и пр. Представление о науке, как о душном НИИ, где проводят бессмысленные манипуляции. Конечно, это встраивается в общую концепцию фильма, ведь там есть тоска по архаичному восприятию мира. И взгляд на современную науку, как на магическое.

ОЛЬГА: Главный герой, выкрадывая объект исследования, дает ему возможность переродиться в магическое существо. Создатели выступают за познание посредством чувственного опыта. А наука отнесена как раз к архаичному, отмирающему. Будущее в этом сюжете - за восприятием главного героя и девочки чувственным.

АЛЕКСЕЙ: Да, и в музыке это можно ощутить. Хотя музыка звучит, как модернистская - там есть эти психоделические сбои, присутствует постмодернистская надстройка. Я просто не слышал эту музыку отдельно.

PATRICK K.-H.: Ираида пишет разную музыку. И никто из композиторов не обязан задействовать в каждой работе весь свой арсенал.Например, здесь я не услышал "саунд-арта" – работы с природой звука, с тем, как можно организовать шум, тембры, спектр. То, что мы услышали, напоминает эстетику, лично мне знакомую через Курехина - все вместе мелодично, плюс звукошумы, которые под это подходят, плюс элементы озвучки, "внутрикадровые" звуки.

АЛЕКСЕЙ: Музыка – единственное, что связывает воедино эти картинки – пронизывает фильм. Потому что на уровне визуальном не очень складывается. Музыка - самое ценное, что есть в этом фильме, картинка, возможно, ей ничего не добавляет. Они существуют отдельно - музыка работает, а картинка выпадает из восприятия.

ЯН: Эстетики здесь не возникает, потому что очень много необработанного материала. Скорее какой-то стиль.

АЛЕКСЕЙ: Он не сводится к общему знаменателю, кроме как к истории. Элементы присутствуют, но ничего не сообщают друг другу. По мере того, как фильм движется к финалу, интонации меняются – и если начало может быть считано как самоирония, треш – то в конце все серьезно. Есть ощущение, что это три разных фильма – дачная история в начале, ироничная середина фильма, где показана работа НИИ, и апогей возвышенного в конце.

ЯН: А этот искусственный язык, создатели используют его во всех своих фильмах?

PATRICK K.-H.: Нет, в других есть настоящие диалоги. Здесь используются возможности участников как семплы – Вилли работает с языками, в фильме он демонстрирует это. Или, например, Понамарев в тибетском костюме (он занимается тибетским перформансом) – авторы выбирают семплы, а потом, манипулируя ими, конструируют фильм.

АЛЕКСЕЙ: Работа, сделанная своими и для своих – без ключей для зрителя. Музыка отталкивается от видео-ряда – и несуществующий язык в диалогах создает интересное полифоническое звучание – с точки зрения музыки, но, с точки зрения кино, это скорее отсылает нас к немым фильмам, когда мы видим движения губ, но не понимаем, о чем говорят персонажи. Позднее немое кино, к концу 20х, дошло до того, что весь нарратив передавался изобразительными методами. И здесь мы видим нечто похожее.

ЯН: По моему мнению, похоже на то, что делают студенты школы Родченко – когда в фильме участвуют художники и все те, кто вовлечен в арт-процесс, рынок, никого со стороны – закрытое сообщество творческих персоналий. Заметное направление сегодня, целый пласт. Так же тема искусственных и экспериментальных языков - это тренд. Но в данном случае это скрывает отсутствие реальных диалогов между персонажами и отсутствие структуры самой работы.

АЛЕКСЕЙ: Уход от кино. Незначительность этих диалогов.

ЯН: Это пародия и на видео-арт и на кино, многие образы взяты из искусства и довольно грубо, они теряют свою символическую сторону, их невозможно перекодировать во что-то еще, они обнуляются. Это пустые формы без содержания. Как восковые фигуры художников в музее мадам Тюссо.

АЛЕКСЕЙ: Много отсылок к культурным сюжетам, которые важны для общего нарратива этого фильма, несут символическое сообщение, но эстетически как бы недоработаны.

ЯН: Еще смешно сравнить «Птицы» с работами АЕС+ Ф, и представить это как ситуацию подражания видео-арту лакшери уровня.

АЛЕКСЕЙ: И это делается серьезно, здесь нет пародии. Это неслучившееся подражание. Не хватило ремесленной жилки.

ЯН: Где же Ираида Юсупова в этом всём?

АЛЕКСЕЙ, ОЛЬГА: Она в музыке. В музыке есть цельность.

PATRICK K.-H.: Нет, цельность подразумевается во всех медиа, считывается - в музыке.

ЯН: Значит, это фантазия автора на свою же музыку? Нарратизация музыки. Но почему метафоры, аллегории? Зачем сейчас обращаться к этому материалу, в современном искусстве не популярному?

АЛЕКСЕЙ: Авторы хотят реабилитировать возвышенное.

ЯН: Обратившись к какому времени?

АЛЕКСЕЙ: В кино нет такого исторического диктата, кино еще можно использовать, обращаясь к возвышенному, можно использовать те приемы, которые в современном искусстве уже моветон.

PATRICK K.-H.: Если берешь открытую тему, не исключено, что ты именно тот, кто найдет что-то новое и сделает следующий шаг, синтезируешь новое – пройденный этап или не пройденный, это не так важно. Вопрос в другом - для кого твоё открытие будет иметь значение, и какое. Здесь нельзя оперировать массовыми категориями.

ЯН: Это тоже ряд языков. Язык искусства - это один язык, язык, на котором общаются персонажи – еще один. Все эти языки пересекаются, и получается одна вавилонская башня, где никто друг друга не понимает. Зритель отсутствует в этом всем, он не готов это воспринимать, без культурного слоя определенного он не сможет понять. Поэтому все вместе - это птичий язык, для эффекта. Гройс говорит, что сегодня все художники - птицы в лесу, поют на разный лад, и это соответствует тому, о чем это видео пытается нам сказать?

PATRICK K.-H.: Причем необходим не общий культурный уровень, а знание конкретно этих художников, и чем они занимаются. Какова их роль в искусстве.

ЯН: Вспомнил работу Брайана Ино - это была интерактивная картина, которая показывала с помощью нескольких экранов неповторяющиеся световые текстуры, они постоянно перемещались и перетекали друг в друга в сопровождении музыки. Меня завораживала эта работа, там та же идея была показана по-другому, и картина захватывала зрителя, а не отталкивала. Все течет, все меняется, смысла нет.
А в «Птицах» нам пытаются донести какой-то смысл. Это двойная позиция: с одной стороны, художник хочет говорить абстракциями, а с другой стороны - есть желание какие-то образы зафиксировать, показать, что они есть. Из-за этого получается некий диссонанс. Используются сразу два вида оружия – для надежности, видимо...

ВСЕ ВМЕСТЕ: Их (видов оружия) больше – аппеляция к т.н. авангарду, но общеизвестному авангарду. Потом к рериховской ритуалистике. Голландской живописи. Все и сразу. Сколько оружия мы насчитали!

АЛЕКСЕЙ: И все время создаются пути отхода.

ЯН: То есть, даже когда мы говорим о возвышенном, оно показано незначительным и мелким.

ОЛЬГА: Но зачем?

АЛЕКСЕЙ: Вероятно потому, что говорить о возвышенном как бы уже нельзя, но очень хочется. Цель - сказать о том, что волнует, но защитить себя от критики.

Patrick K.-H. – композитор, перформер, медиа-художник, визуальный художник и куратор программ современного искусства, медиа-археолог и soundartist.
Алексей Артамонов – киновед, журналист, организатор киноклубов. Студент Школы Нового Кино. Куратор Кинофабрики.
Ян Тамкович – художник.

Фильм «Птицы» можно посмотреть здесь

Режиссёр: Ираида Юсупова,Александр Долгин
Сценарий: Ираида Юсупова
Оператор: Александр Долгин
Музыка: Ираида Юсупова
Анимация: Александр Долгин
Страна: Россия
Язык: -
71 мин, 2011

Действие в фильме происходит на вымышленном несуществующем языке, представляющем собой смесь редких,
древних, искусственно сконструированных и сымпровизированных языков, а
также фрагментов некоторых опознаваемых языков. Каждый зритель поймёт
фильм по-своему, а то, что останется недопонятым, будет сохраняться в его памяти красивой тайной, которая впоследствии обязательно откроется.

kadr-iz-filma-PTICI Iraida-Yusupova-Aleksandr-Dolgin-1

kadr-iz-filma-PTICI Iraida-Yusupova-Aleksandr-Dolgin-2

kadr-iz-filma-PTICI Iraida-Yusupova-Aleksandr-Dolgin-3

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица