14 Июнь

Шофер из гроба

«Из гроба» – это серия рассказов про внеплановое кратковременное прекращение смерти как состояния.
Внеплановое – так как момент для всеобщего воскрешения еще не настал, но он и не за горами, поэтому и происходят такие вспышки активности, как потрескивание древней каменной стены перед ее разрушением. А за этой стеной – будущее.

Шофер Николай Сергеевич Павлов умер в закусочной под Тверью. Скорую вызвали очень поздно, потому что он не упал, а просто замер над остывающим борщом в пустом кафе. Официантку привлек тот факт, что клиент не повернул голову на журавлей, вырывающихся из высокой травы на горизонте.

3

Теперь Николай Сергеевич сидел, тёр глаза и почему-то зевал. Его гроб был темно-синего цвета и возвышался на трех табуретках. Николай был спокойным человеком, он даже не так сильно устал от жизни, как его коллеги, хотя вялотекущий фатализм в нем присутствовал. Николай Сергеевич переминал пухленькими пальчиками на ногах, попутно прислушиваясь, есть ли кто в квартире. А в квартире никого не было. «Небось, у матки все», - решил Николай и, прокашлявшись, выбрался из гроба.

4-5

«Не гроб, а говно», - ругнулся про себя Николай Сергеевич и, подтянув брюки, открыл шкаф с одеждой. Пошарив в карманах кожанки, в которой был в последнем рейсе, обнаружил чек на «домашнюю» котлету с пюре, борщ, кофе и четыре куска хлеба. «Небось, мотор кофием подсадил, вот и пришел кирдык. А где ж путевой?» - Николай Сергеевич несколько раз обыскал кожанку в поисках путевого листа, которого не оказалось, но зато нашел ключи от личной десятки и посмотрел на часы. «Катнусь. Час точно есть. Пробки небольшие», - подумал Николай Сергеевич, но замешкался на выходе – нет ключей от дома.

6

Он поискал в шкафу, на кухне, в карманах и даже в грязной одежде. «Небось, Генке уже отдала, коза». Николай Сергеевич зашел в комнату с гробом и направился к окну. Через серый декабрьский воздух он увидел свою машину, вокруг которой образовался снежный островок. «И че вот она не отгонит ее в гараж?» - сокрушался Николай Сергеевич. В это время к подъезду подкатил ритуальный пазик. «Ну вот и прокатился.

7A

Ни ключей, ни фига», - мысленно плюнул на ситуацию Николай. Забираться в гроб было сложнее – мешал живот. Наконец Николай Сергеевич плюхнулся в гроб лицом вниз и закашлял. В этот момент в квартиру вошли его родственники и муниципальные носильщики. «А вот это жопа», - лежа лицом в подушку, подумал Николай Сергеевич. Но кто-то из носильщиков попросился в туалет, а остальные вышли покурить на лестничную клетку, оставив у входной двери три одинаковых венка: «От автопарка», «Любимому папочке» и «От сестры». Николай Сергеевич аккуратно перевернулся на спину, пока жена суетилась в прихожей, положил ключи от машины под саван, закрыл глаза и поморщился: «Надо было дверь нахрен выбить и уехать. Че тут ловить».

7-8-9

От этой мысли шофер кашлянул и бездыханно замер.
На кашель в комнате покойника жена только лишь слегка дернула мизинцем, и у нее тут же зазвонил телефон.

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица