19 Нояб

КЕШИШ VS КИМ КИ ДУК или МЕБИУС VS АДЕЛЬ

В день, некогда бывший красным в календаре, два фильма вышли в российский прокат: один очень европейский, второй очень азиатский. Речь идет о нашумевшей картине-победительнице Канн «Жизнь Адель» (реж. Абделатиф Кешиш) и скромно показанной вне конкурса Венеции киноленте «Мебиус» (реж. Ким Ки Дук). Конечно, столь странная пара для данной колонки обусловлена простой математикой...

 

Преодолевая барьеры.

 

В день, некогда бывший красным в календаре, два фильма вышли в российский прокат: один очень европейский, второй очень азиатский. Речь идет о нашумевшей картине-победительнице Канн «Жизнь Адель» (реж. Абделатиф Кешиш) и скромно показанной вне конкурса Венеции киноленте «Мебиус» (реж. Ким Ки Дук). Конечно, столь странная пара для данной колонки обусловлена простой математикой кинотеатральных релизов. И, естественно, автору текста было бы куда комфортнее оставаться в рамках привычного культурного мировоззрения, сравнив французскую картину с не так давно вышедшей «Молода и прекрасна» Франсуа Озона. А новый фильм Ким Ки Дука игнорировать вовсе, как сотканный из неизвестных кодов объект, не поддающийся западному сознанию. Однако по нескольким формальным признакам обе картины вполне объединяются под одним заголовком, так как зритель вынужден работать на преодоление, сталкиваясь с материалом, вызывающим отторжение. Приходится признавать тот факт, что мы приходим в кино смотреть чужие грезы, порой не имеющие к нам никакого отношения.

Ким Ки Дук, испытывая исследовательский интерес к различным формам патологий, связанных с насилием, которыми больно современное общество, рифмует их с древнейшими обрядами и ритуалами. Он часто конструирует свои сюжеты, затрагивая сакральные аспекты человеческой жизни, о которых в цивилизованном западном обществе говорить не принято. Для многих «Мебиус» может оказаться неприемлемым – слишком радикально и по-азиатски экстремально. Действительно, преодолеть подкатывающее к горлу отвращение после нескольких первых сцен, полных насилия и крови, очень непросто. Для этого нужно как можно скорее понять подвох, который таится в обыкновенном приеме, столь мастерски исполненном Ким Ки Дуком. Режиссер играет на доверчивом зрительском воображении, которое само дорисовывает намеченные штрихами образы и действия героев. Невыносимо противно становится не от увиденного, а от домысленного. Если же внутренне запретить фильму манипулировать своим осознаванием и выключить собственное воображение, то вскоре через поверхностный шокирующий слой начнет проступать нестандартный режиссерский мир, полный казалось бы несочетаемых вещей. В нем черный юмор переплетается с дикой жестокостью, табуированные понятия спорят с замшелыми клише за право быть главной темой, обыденная раздвоенность человека оборачивается невыносимой цикличностью, а несчастная жертва под конец оказывается маленьким божком. Чтобы иметь силы досмотреть новый фильм Ким Ки Дука, зрителю нужно просто отключить свою фантазию, тогда получится удивиться авторской уникальности.

С кинокартиной «Жизнь Адель» дела обстоят одновременно проще и сложнее. Проще – потому что знакомый жанр мелодрамы не предполагает конструкций-перевертышей, и заявленный в начале сюжет катится по намеченным прямым рельсам до конца: зрителю рассказывают драматическую историю о первой любви и процессе превращения юной девушки в молодую женщину, приправленную пикантностью однополого союза. Кстати, будь на месте возлюбленной Адели мужчина, замыленный подобными романами глаз не воспринял бы те тонкие чувственные переживания, которые испытывает главная героиня. Сложнее – потому что на протяжении этого пути, преодолев вначале собственное смущение, сталкиваешься с парадоксальным чувством неловкости за режиссера. Ощущение не оправдавшихся зрительских надежд с головой накрывает после очередной сексуальной сцены. Ведь за откровенными кадрами, граничащими с порнографией, скрывается признание невозможности зафиксировать и передать чувство любви. А если на какой-то момент автору и удается поймать этот мимолетный образ с помощью актерской магии, то удержать его пристальным вниманием и изучением деталей все равно не выходит. Химия сопротивляется механике. Потеряв доверие к происходящему на экране, зрителю остается всматриваться в крупные планы и вслушиваться в диалоги, надеясь не найти положительного ответа на вопрос: «Может я что-то не так понял(а)?»

Люся Артемьева

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица