26 Нояб

«Мамочка» Ксавье Долана

Художник Антонина Баевер о новом фильме Ксавье Долана «Мамочка»

С первых кадров «Мамочка» Ксавье Долана сбивает с толку соотношением сторон экрана и подкупает отличной актерской игрой. Кажется, что квадратное окно фильма – это какая-то ошибка, но об этом быстро забываешь или, по правде говоря, понимаешь, что это такой киношный трюк, и в нужный момент он сработает на благо киноповествования. Так оно и происходит: два раза в фильме, когда подростковая душа лезет вон из кожи, жадно вдыхая ощущение свободного полета или падения, кадр раздвигается на всю привычную ширину экрана.
В «Мамочке» три главных героя, и все трое попадают в рубрику «человек трудной судьбы». Подросток Стив (Антуан-Оливье Пилон) с синдромом дефицита внимания и гиперактивностью, которого исключают из интерната за поджог; его мать Дайана (Анн Дорваль), которой в расцвете сил пришлось пережить смерть мужа и тут же стать свидетелем прогрессирующей психической болезни сына; и их соседка Кайла (Сюзанн Клеман) – педагог, работающий с возрастной группой Стива, ставшая вследствие какого-то непроясненного события заикой и ушедшая в «творческий отпуск» на неопределенный срок.
Страх за неконтролируемые срывы Стива сменяется в фильме эротическим напряжением (во всех возможных комбинациях из трех человек) – на поверку кажущимся или просто неразрешимым. В мастерстве Долана нет сомнений. Если сначала, когда Дайана забирает сына из интерната, не очень-то верится в его «неблагополучность» – вроде бы обычный подросток, огрызается и курит, то постепенно Долан объясняет, каким он может быть – его болезнь сродни эпилепсии, никогда не знаешь, в какой момент может случиться приступ.
Ностальгический саундтрек, который по сценарию собирал отец Стива, усиливает печаль по прошлому или по несбыточному будущему, как это часто бывает. Дайана представляет, как Стив заканчивает колледж, знакомит ее со своей девушкой, женится, в то время как в реальности она не выдерживает и везет его в психиатрическую больницу, которая единственная может спасти его от тюрьмы и выплаты 250 тысяч долларов пострадавшему от пожара, а ее – от больного сына.
Свобода – это же мимолетное ощущение, Стив вырывается из рук санитара и изо всех сил бежит по коридору, под единственный трек в фильме, который не был записан его отцом на диск, потому что десять лет назад его еще не было. Пока Стив наслаждается мгновением оторванности от всего, что его связывает, Лана Дель Рэй медленно поет ему: «Ты и я, мы были рождены, чтобы умереть».
Вот такая банальность.

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица