Художник Антонина Баевер о фильме Олега Мавроматти «Няма място за новите кучета» («Дуракам здесь не место»)

Когда мне сказали, что новый фильм Олега Мавроматти – про видеоблогера Астахова, я представила себе нечто среднее между блогером Варламовым и адвокатом Астаховым. Бесконтрольные ассоциации были моментально развеяны, на самом деле герой Мавроматти был мне знаком и до этого – его видео периодически всплывают в социальных сетях то тут, то там и запросто становятся мемами в нашей сверхциничной реальности. Сергий Астахов – человек с психическими и физическими отклонениями, над которым смеется половина рунета, вообще-то представляет собой портрет современной России – с теми ценностями, которые насаждаются «сверху» (православие, спорт, флаг, герб, крымнаш, крест с цепочкой, яичница с колбасой), с теми интересами и увлечениями, которыми принято делиться в социальных сетях (магазины, товары, скидки, кредиты, еда-еда-еда) и теми же перверсиями (гомосексуализм у православных патриотов совсем не приветствуется, но Сергий часто заявляет о своих сексуальных пристрастиях, вроде: «Ты мужчина, я мужчина – мы созданы друг для друга»).
Пожалуй, Мавроматти обошел Хармони Корина в брутальной достоверности пугающей действительности. «Помойные трахальщики» (Trash Humpers) 2009 года показали «другую Америку» – в лишенной какого бы то ни было шарма и уж тем более роскоши провинции существуют трудноидентифицируемые субъекты, приводимые в действие жестокими сексуальными забавами, жаждой насилия и нескрываемым нацизмом. А герой Мавроматти живет на окраине Москвы, да-да, не очень далеко от «креативного класса», от прогрессивно настроенных граждан, от музеев современного искусства, от библиотек, театров и всех столичных развлечений. Но это никак не помогает его матери-алкоголичке, нацмену отчиму, жаждущему прописки, и бабушке, все время лежащей на диване. Георгиевская ленточка, чревоугодие, Спартак-Москва. За Астаховым не нужно ходить туда-сюда с камерой – весь фильм смонтирован из материалов, которые лежат в свободном доступе на youtube. Законы божьи, ЗАГС, вареные сосиски. И так выглядит российская действительность. «Русский россиянин», икона, колбаса, молитва.
Ближе к финалу фильма Мавроматти показывает прокрученные назад видеозаписи с прыгающими из окон самоубийцами, а за кадром Астахов рассуждает про антихриста, судьбу и духовность. Наверное, если бы можно было скрестить эстетику и безнадежную деструктивность Хармони Корина с православной духовностью Тарковского, получился бы такой документальный выкидыш. Не находясь на территории физически (Олег Мавроматти живет и работает в США и Болгарии), сегодня ее уже вполне можно анализировать через интернет, через фольклор и треш-культуру – и до неизвестных пределов вполне объективно.
В финальной сцене в кадре снова нет героя, которого было так много на протяжении фильма. Под сменяющиеся крупные планы жарки цыпленка Сергий, очевидно страдающий от недостатка общения и заполняющий эту лакуну своим видеоблогом, делает очередное многозначительное признание: «Мне никто не нужен».

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица