04 Апр

Экстремумы

«Это модно – быть нормальным», - поздравляла своих знакомых мальчиков на фейсбуке моя подружка в феврале. Запомнилось. И раз уж в прошлый раз я писала про мораль, то в этот раз закономерно написать о понятии нормы. Наконец-то мне удалось посмотреть самый страшный в мире фильм про секс. Про настоящие. Сексуальные. Ады. Естественно, фильм был российского производства. Назывался «Интимные места» (2013, реж. Наталья Меркулова, Алексей Чупов). Он вышел в прокат еще осенью, но тогда мой друг идти со мной отказался, сказал: «Русская драма – ну нет».

Сейчас понимаю – слава богу, так бы мы уже не увиделись никогда. Фильм выдержан в серых тонах и состоит из последовательного перечисления чужих ужасов нежелания, нелюбви и скуки. Существенную актуальность ему придает привязка к повестке дня – включение мира российской бюрократии через фигуру чиновницы от культуры, предлагающей цензурировать секс, но сохранять изображения трупов. Основной вопрос к героям фильма, как можно вычленить из контекста, звучит так: «Почему же они так привыкли себя во всем ограничивать?»

marchenkova

В России, конечно, недостаточно солнечных дней, и общественные места разной степени красоты, но не фатально же. Мне кажется, что, возможно, проблема, о которой говорят авторы, существенна для определенной части общества. И связана она с несовпадением множества заимствованных визуальных образов и социальных ролей с ценностными системами. Герои никак не могут полноценно совпасть ни с либерализмом, ни с неоконсерватизмом, которые они транслируют.
Следующий вопрос, который возникает на протяжении всего фильма: «Зачем они так себя мучают?» Фиксация на душе, адский страх товарного фетишизма и бесконечная саморефлексия, противоречащая жизни как потоку бодрости и приключений. Во всем присутствует какая-то неискоренимая болезненность. Даже в склонности одного из героев к уродинам нет цветущей радости влечения к феллиниевским толстухам.
За день до этого, кстати, я, с наслаждением и не отрывая глаз от экрана, пронаблюдала слияние неоконсерватизма с либерализмом в фильме «Волк с Уолл-стрит» (2013, реж. Мартин Скорсезе). К товарной категории там относится буквально все, от этого немножко пустотно и адреналиново. Работают жесткие иерархии и культ успеха. Мир, представленный Скорсезе, цветист и стереотипен. И да, он все еще существует. И если российские герои осуждают женское давление, то главный герой «Волка», которого сыграл Леонардо Ди Каприо, сразу вырывается вперед в этих скачках. Не задавая лишних вопросов, он обеспечивает простую женскую радость – цветы, бриллианты, яхты, загородные дома и даже иллюзию семейной непогрешимости при интенсивном сексе. Ну то есть, несмотря на полный отлет – кокаин, оргии, криминал и финансовые махинации – герой помнит, в мире каких конвенций он живет, и не задает базовых вопросов. В «Интимных местах» зашкаливает русское самокопание, а невинные по современным меркам эксперименты становятся источником для греческой трагедии. Герои подвержены самобичеванию и не решаются на подлинный разврат без лишнего нытья.
Нравственность современного россиянина выглядит в фильме бесконечно занудно. Для нее нет никаких оснований, но по какой-то странной причине все герои тащат за собой этот опостылевший груз и портят жизнь окружающим. Как буквально, так и просто умножая окружающую серость.

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица