03 Окт

Система VS Культура

Революция в театральном мире конца XIX века, произошедшая сначала в драматургии, потом в исполнительском искусстве, случилась в тот момент, когда смысловая нагрузка в произведении сместилась с написанного текста на подразумеваемый автором подтекст, когда герои заговорили реплики, не означающие открыто их мыслей.

Пьесы Чехова являются классическим примером драматургии подтекстов. «Люди обедают, только обедают, а в это время слагается их счастье, и разбиваются их жизни». Для точной реализации его пьес на сцене понадобились режиссеры и артисты с обновленным подходом к актерскому творчеству. Станиславский и Немирович-Данченко, основатели Московского Художественного театра, оказались именно такими режиссерами, они смогли найти ключ, который отворил дверь в мир «Новой драмы». В их дуэте художественного руководства театром удачно распределились роли: педагог-теоретик Немирович-Данченко всегда был ближе к литературе, сам выступал как драматург, а Станиславский с юности занимался актерской и режиссерской практикой, проверяя свои идеи в живой работе. Теоретизировать и описывать свои опыты, наблюдения и идеи, годами оттачиваемые на личном примере, Станиславский стал только в последние десять лет жизни, после того, как врачи запретили ему выходить на подмостки. Так, в 30-е он написал несколько книг, в которых подробно рассказал принципы системы Станиславского. Однако про систему в мире знали задолго до выхода книг: ученики, бывшие у Станиславского в разное время, распространяли свое видение и знание системы. Однако сам автор не воспринимал систему как учебник, скорее как целую культуру, которая не может быть законсервирована в одном каком-то состоянии. Учениками Станиславского были Мейерхольд и Вахтангов, в свое время отошедшие от «психологического театра» учителя и создавшие параллельные направления в русском театральном искусстве. Учеником Станиславского считал себя и Ли Страсберг, воспитавший таких икон Голливуда как Марлон Брандо, Аль Пачино, Дастин Хоффман.

Мы часто приписываем системе определенный стиль. Но основополагающим мотивом в методе Станиславского является принцип творческого действия, которым, как периодической таблицей Менделеева, может воспользоваться художник при изобретении собственного уникального стиля, и который при многократном обращении может выдавать каждый раз новую вариацию. Все авторы совершают различные ритуалы, чтобы призвать дух талантливого и живого творчества. Константин Станиславский свои ритуалы обнародовал, и, к сожалению (хотя, может, к счастью), дал многим почву для создания культа во времена, когда вариации были запрещены. Так родилось то самое чудище под названием «Система Станиславского», в лапах которого на долгое время оказался советский театр. С его призраком до сих пор кое-где борются современные режиссеры, несущие внутри себя «культуру», а не «систему».

Люся Артемьева,
корреспондент газеты
СИНЕ ФАНТОМ

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица