14 Июнь

В наше время

Сотрудничая с властью, некоторые наши друзья в минуты алкогольного опьянения любят поговорить о больной этической проблеме. Можно ли дружить со злом ради добра? Еще лучше использовать возможности зла во благо, ну и так далее. В последнее время этот выбор становится принципиален, но еще несколько лет назад, когда я работал варягом в Перми под началом Марата Гельмана, все мы относились к этому более легкомысленно.

Музей современного искусства PERMM, где мы работали, находился в здании Речного вокзала. Рядом с музеем в Каму впадает речка Ягошиха, текущая по дну гигантского оврага. Склоны этого оврага покрыты лепящимися наподобие ласточкиных гнезд заброшенными дачными лачугами и огородиками. Из-за этого овраг напоминает о глубоких теснинах Дарьяла.
На работе к нам относились не очень серьезно, особенно по началу. Тогда мы решили со всеми поссориться и постепенно обрели некоторое уважение. Первые наши выставочные открытия совпали с днем рождения Марата, а также с днем после дня рождения. И если в первый день я только и смог, что нахамить Евгении Кикодзе при большом скоплении народа, то на следующий похмельный день на открытие выставки «Синих носов» не пришел никто. Тогда мы только познакомились с Сашей Шабуровым, и он зло смеялся над нашими pr-способностями. Нам было стыдно.
Потом мы, конечно, поднаторели. Параллельно работали на проекте Гельмана «Культурный альянс» – в том же пермско-московском стиле. Это был проект партии «Единая Россия» во времена светлых надежд на Дмитрия Медведева – его лицо в эндиворхоловской раскраске было нашей эмблемой.


Говорили по радио: «На столичный город
Пал ледяной дождь», - это значило,
Что каждая ветка и каждый провод
Прозрачным и ломким сиропом олачены.
Над сугробом, в свете уличных фонарей
Качались стеклянные удивительные рябины,
И ледяные кресты церквей
Отражали кремля ледяные рубины.
Кажется, это было в тот день,
Когда раз в четыреста лет затменье
Луны приходит – ложится тень
Московских рябин ледяных другой тенью.
Не только на истоптанный московский снег,
Но и на мертвый спутник планеты
В лунных кратерах тени рябинных век,
Превращенных дождем в ледяные скелеты.
Там девочка шла, а в сумке рыжий кот
Шевелился, тревожно мяукая.
Девочка спешила в аэропорт,
Который в тот день работал, он назывался Внуково.
Где тени взлетевших боингов и айрбасов
Уже пронеслись мимо кратеров лунных
До страшных льдов Плутона, до Марса
Красных пустошей, до колец Сатурна.
Она влюблена, отвечает растениям,
Что звенят над ней стекляшками, словно люстры.
Нет, вы всего лишь затмения тени
И вовсе не настоящие чувства.
Она влюблена, отвечает птицам,
Что ходят лапками, обутыми в ледяные сапожки:
«Вы не крылатые жители столицы,
А лишь еда для моей рыжей кошки».
Влюблена, но не летит она, потому злая,
У железных птиц обледенели перья,
Поэтому нет самолета до рая,
Который еще называют Пермью.
А там в Перми, что белым змеем
Извивается над Камой двумя мостами,
В зале современного искусства музея,
Сидит смотрителем он – перед инсталляцией – «Синими Носами».
День за днем он видит одно и то же видео,
Вставляет себе в член резиновый шланг из душа
Слава Мизин – моча и, возможно, какие-нибудь хламидии
Текут на голову художнику и тушат
Души его жар. Проклятый ролик
Он вынужден смотреть снова и снова,
Так в белой горячке видит параноик
Повторяющийся сюжет воображения больного.
Так современное искусство, не споря с жизнью,
Послушно соглашается решать бытовые проблемы,
Ищет простые чистые смыслы
Его, смотрителя, при этом усложняя микросхемы.
Он уже почти решил эту загадку,
Слава Мизин, наверное, алкоголик,
И в жизни художника не очень все гладко,
Но он мужественно снял этот видеоролик.
Пока эта своеобразная красота спасает мир
Обледеневших лапок птиц и самолетов шасси,
Зажигаются ёлки за стёклами квартир
По всей остекленевшей столице Руси.
Проявляются совершенно невероятные гирлянды,
Вспыхивают рефлексы разноцветных блестящих шаров,
Сердце девочки моей ненаглядной
Хрустит как снег под тяжестью птичьих, покрытых льдом коготков.
Необязательный финал
Мир звенит хрустальный и хрупкий,
Чуть двигаются уголки ее прекрасного рта,
О, это жизнь свою багровую залупу
Еще не раз покажет вам, господа.

Колонки

  • yl2
    Юрий Лейдерман
  • tutkin
    Алексей Тютькин
  • zhizn-poeta
    Жизнь поэта
  • marchenkova
    Секс.Виктория Марченкова
  • gavrilova
    Ландшафт. Софья Гаврилова
  • rada-landar
    Отрадные истории
  • ab
    Поздно ночью с А.Баевер
  • maria-fedina
    Из гроба. Мария Федина
  • vs
    VS
  • lyusya-artemeva
    Синяя Птица